АНТОН ДОЛИН (MEDUZA)


На знаменитой картине Рене Магритта изображен мужчина, который смотрится в зеркало. Вместо его лица там отражается затылок. Эта работа называется «Репродуцирование запрещено». Как часто бывает у бельгийского сюрреалиста, название противоречит изображению — безликий герой картины превращен в собственную репродукцию. В самом начале хоррора «Мы» картина Магритта копируется дословно. Заблудившаяся в лабиринте посреди парка аттракционов девочка смотрится в зеркало и видит там не отражение, а двойника, повернувшегося к ней спиной. Дальше возникнет немало страшного, жестокого, кровавого, но в памяти застрянет именно этот необъяснимый образ».

АЛЕКСЕЙ ФИЛИППОВ («ИСКУССТВО КИНО»)


Однако пересказом прямой и явной угрозы извне Пил не ограничивается, его в большей степени волнуют враги внутренние. Эпиграфом картины служат истории про многочисленные подземные ходы, которым изрыта бескрайняя американская земля. Городские легенды об этих катакомбах широко известны: среди самых популярных — байки про потайные лазы в Белый дом, по которым президенту Кеннеди, дескать, доставляли дам для свиданий (среди прочих упоминается белокурая фантазия американской мечты — Мэрилин Монро). Густая конспирология в «Мы» видна невооруженным глазом: не обходится без правительства и хитровыдуманных способов по оболваниванию народонаселения, но и эта актуальная нотка не единственная».

ДЕНИС РУЗАЕВ (ЛЕНТА.РУ)


Свою ловкость в обращении с приемами и интонацией хоррора как жанра Пил демонстрирует быстро — тягучим, гипнотическим, нервирующим ритмом пролога, предательской двойственностью визуальных рифм, которые настойчиво всплывают в сценах на пляже, наконец, натуральной слешер-эквилибристикой в эпизоде вторжения: то, как Пил нагнетает саспенс посредством смены ракурсов камеры, звуковых эффектов и работы с информацией, известной зрителям и недоступной персонажам, заставляет вспомнить и Хичкока, и Карпентера, и Де Пальму».

ДМИТРИЙ БАРЧЕНКОВ (GQ)


Режиссер неким образом повторяет акцию с помощью своих довольно странных персонажей. Цель лежит на поверхности и очень точно продолжает линию фильма «Прочь» – перед нами отповедь политическим взглядам, сформировавшим нынешнюю Америку (с ее феминистскими и трампо-расистскими тенденциями, например). Неслучайным оказывается ответ двойника Аделаиды на вопрос «Что вы?» – «Мы – американцы». Такие, какими вы сами сделали нас, – напрашивается продолжение. А возникающие довольно часто кролики, известная аллегория чернокожих в их же фольклоре, у Пила становятся столь же точным визуальным воплощением одной из его идей».

«Мы». Дублированный трейлер