Судите сами. Молодая актриса проводит ночь с молодым режиссёром, чтобы получить заветную роль. Молодая нянька сбегает с байкером, меняя на сомнительное счастье высокооплачиваемую работу, а после и консерваторию. Молодой поэт бросается под машину, в которой уезжает от его возлюбленной пожилой любовник. Молодой неврастеник по недоразумению вешается, решив, что должен умереть в строго отведённое время. Подросток уклоняется от объятий молоденькой любовницы своего отца. Всё это – сюжеты сегодняшних короткометражных картин, участников конкурса «Кинотавра».

А сразу следом за ними – «14+» Андрея Зайцева, представлявший Россию в Берлине в этом году. Фильм о любви двух подростков, современных Ромео и Джульетты, которым совсем не обязательно умирать в финале. Мы о нём уже писали – и будем писать, потому что это тот самый случай, когда фильму нужно помогать найти своего зрителя, а зритель тут самый широкий. У Зайцева получился удивительно нежный, точный, правдивый и бесконечно сентиментальный рассказ о первой любви, где «ВКонтакте», Radiohead и грязные подъезды с алкоголиками и хулиганами отходят куда-то на десятый план перед тем, как парень встретил девушку.

Трейлер фильма «14+»

Картина «Ангелы революции» Алексея Федорченко начинается со сцены, где хантыйские семьи забирают от советского учителя своих детей, а потом всё ещё молодые душой культпросветовцы едут десантом насаждать новые ценности «дикарям». Хотя язычниками оказываются и те, и другие, так что сталкиваются не старое и новое, а лишь одна эстетика с другой.

Трейлер фильма «Ангелы революции»

Предварялись сегодняшние показы круглым столом журнала «Искусство кино» «Кино молодых: новые песни о главном?» Его основная суть заключалась в том, что встретились поколение новых кинематографистов, участников конкурсов короткого и полного метров, и поколения предшествующие. И вопрос состоял в том, почему этих молодых всё же поколением считать нельзя. Их ничего не объединяет, у них разный культурный багаж, разная география, разный социальный статус, разное всё. Они все изолированы друг от друга и остального мира и, кажется, не желают иметь со «старшими» ничего общего. Наиболее жёстко эта позиция была озвучена Максимом Кулагиным, который прямо заявил, что хочет снимать жанровое кино и не стыдится этого. Что он помнит свое детство, но хочет снимать не о нем, а делать нового «Терминатора» и «Криминальное чтиво». Что его тошнит от пьяных разговоров в грязных кухнях, которые он видит в нашем кино. И что он и его ровесники выросли на американском кино на видеокассетах, так что снимать они хотят то же самое.

Александр Роднянский предостерёг молодых, что они могут не найти поддержку у зрителей, которым, возможно, надоели просто жанровые фильмы, и пожелал всё-таки овладеть основами мировой культуры, не замыкаясь в собственном мирке. А участники круглого стола разошлись, как и полагается «отцам» и «детям», не поняв и не приняв друг друга.