СЮЖЕТ:

Биографическая драма «Танец с саблями» рассказывает о создании балета «Гаянэ» – самого знаменитого произведения армянского композитора Арама Хачатуряна. События разворачиваются осенью 1942 года в городе Молотов, ныне именуемом Пермью – именно сюда был эвакуирован ленинградский Кировский театр оперы и балета. Композитор во время работы сталкивается с различными проблемами: то балетмейстер очередную правку внесёт, то уполномоченный отдела культуры что-то изменить попросит. В фильме во все красках рассказывается о создании общепризнанного шедевра отечественной культуры.

Кадр из фильма «Танец с саблями» («Экспонента»)


ЦИТАТА:

Юсуп Разыков в интервью Ивану Кудрявцеву на фестивале «Окно в Европу» рассказал о том, почему решил снять кино про создание культового балета:
Мне интересовало, как человек мог за 8 часов написать такую музыку. Я сам не поклонник этого балета, но “Танец с саблями” – мировой хит. Мне было интересно, что должен был пережить человек, что должен был накопить, чтобы за 8 часов написать музыку, затем покорившую мир. Это была такая формальная задача. Когда мы начали работать с артистом, мы думали только об этом: Хачатурян был погружён в таинство – он творит, придумывает».


КРИТИКИ ГОВОРЯТ:


Лариса Малюкова («Новая газета»):
События разворачиваются в 1942 году в городе Молотове (Пермь). Здесь в эвакуации находится Ленинградский академический театр оперы и балета имени Кирова. Арам Хачатурян живёт в общежитии вместе с артистами театра, тяжело болеет, вспоминает детство, мысленно общается со своими армянскими соотечественниками. Живыми и мёртвыми. Он вообще мыслит звуками. Звуки соединяют его с родиной. Связь эта неразрывна, поэтому Вторую симфонию он посвящает геноциду армян. Участвует в репетициях балета “Гаянэ”, который никак не принимает представитель доблестных органов. Товарищ Пушков давно подозревает, что музыке доверять нельзя, она может таить сомнительный политический подтекст. Не случайно же Вагнер стал главным композитором Третьего рейха. Поэтому в театр привозят новый финал балета “Гаянэ”: после клятвы у репродуктора пограничники отправляются, чеканя шаг, на фронт… без музыки Хачатуряна. Под занавес весь зал хором поёт “Священную войну” композитора Александрова. В этом городе Молотове зябким днём встречаются три выдающихся музыканта, сталинские лауреаты Хачатурян, Ойстрах и Шостакович. Выпивают, разговаривают. И примечают на рыночной площади инвалида с гармошкой. Решив поддержать местного музыканта, они играют здесь же для народа “Мурку” и знаменитый хачатуряновский вальс из “Маскарада”. Вальс — предчувствие трагедии. И когда в финале звучит сочинённый за ночь “Танец с саблями”, ясно: в него автор вложил всю страсть борьбы с молохом. Победить в этой бешеной битве почти невозможно. Но и проиграть тоже. Честное, хотя и старомодное кино».

Кадр из фильма «Танец с саблями» («Экспонента»)


Игорь Карев («Аргументы и Факты»):
“Факты в фильме взяты из реальности. Это не легенда, всё было именно так, я лишь внёс несколько изменений, — рассказал „АиФ“ режиссёр Юсуп Разыков. — Например, не было уполномоченного отдела культуры, а был директор Кировского театра, который вместе с балетмейстером фактически в приказном порядке заставил Хачатуряна написать этот танец”».

Кадр из фильма «Танец с саблями» («Экспонента»)


Слава Шадронов:
На первый взгляд из фильмографии Юсупа Разыкова “Танец с саблями” несколько выпадает – Разыков тяготеет к притчевым обобщениям, а тут вроде конкретная, да ещё подчёркнуто “реальная” история работы Арама Хачатуряна над балетом “Гаянэ” и, в частности, подоплёка появления знаменитого “Танца с саблями”. Русской военной зимой эвакуированный в Молотов (бывшая и нынешняя Пермь) композитор, мучимый язвой желудка, но стесняющийся занимать койку в военном госпитале, вспоминает о разноцветном лете своей родины Армении. Хачатурян работает над своей 2-й симфонией, мысленно посвящая её памяти о турецком геноциде армян – но все его силы уходят на бесконечные переделки партитуры балета “Гаянэ”. Вместе с либреттистом Константином Державиным композитор пытается следовать указаниям как театрального, так и партийного начальства в лице Серафима Пушкова, такого “ждановского” типа функционера: когда-то Пушков с Хачатуряном учился в консерватории у Мясковского, но таланта не хватило, и он продвинулся по “комсомольской линии”. А далее вышел казус на банкете после премьеры “Счастья” в Армении – Пушков пренебрежительно отозвался о событиях в Турции начала века, напомнил о добрососедских советско-турецких отношениях и предложил армянам всё забыть – за что получил от Хачатуряна бутылкой по голове прямо за столом, и уж сам-то он этого не забыл».