СЮЖЕТ:


Главные герои фильма «Смерть нам к лицу» – молодая семейная пара Маша и Петя. Маше ставят страшный диагноз – рак. Узнав о том, что ей осталось недолго, девушка начинает готовиться к смерти: она прощается со своими друзьями и родными, составляет список приглашённых на поминки, выбирает гроб и покупает место на кладбище. Петя, не сообщая своей возлюбленной об этом, ищет варианты лечения.

Фрагмент фильма «Смерть нам к лицу»

ЦИТАТА:


Актриса Екатерина Волкова, исполнившая одну из ролей в фильме «Смерть нам к лицу», в интервью Марии Безрук из пресс-центра фестиваля «Окно в Европу», рассказала подробнее о нелёгком выборе, который приходится делать её героине:
Я очень люблю, когда за время фильма героиня меняется и принимает какие-то мучительные решения. У меня не много экранного времени в фильме, но для меня очень важно было показать эту ситуацию. Это личные метания героини – с одной стороны, страх разоблачения и тайный шантаж со стороны сына. Но с другой – страх потерять сына в случае отказа выполнить его просьбу. И мне кажется, прежде всего – это любовь. Никакая квартира не может быть важнее человеческой жизни. Когда есть жизнь – всегда есть средства на неё».

Интервью Екатерины Волковой, уличная студия фестиваля «Окно в Европу» и программы «Индустрия кино»



КРИТИКИ ГОВОРЯТ:


Светляна Хохрякова («Московский комсомолец»):
Фильм о том, как заболевает молодая девушка, и нет конца шуткам на эту тему. Поначалу они кажутся отвратительными, особенно когда в кадре совсем ещё молодые люди разве что не поют: “Мы сварили в тазике наши метастазики”. Но игру в смерть по ходу дела принимаешь, к тому же оказывается, что никакая это не игра и юная героиня действительно больна раком и готовит собственные похороны. Актриса Саша Быстржицкая не считает героев одноклеточными: “Моя героиня подходит к смерти адекватно. Она придуривается перед мужем, что весёлая, но на самом деле плачет. Делает всё, чтобы он справился с её смертью”».

Кадр из фильма «Смерть нам к лицу» (Пресс-служба фестиваля «Окно в Европу»)


Денис Виленкин («Кино ТВ»):
Не пытаясь устами героини изворотливо намекать на ироническое отношение героини к собственному телу, Борис Гуц напропалую сыплет “юмористическими” вариациями на тему смерти. Градус безыдейного юмора дойдёт то того, что когда на парне окажется чёрный презерватив, девушка пошутит про его “траурность”. Ни один сюжетный ход, ни один герой не останутся не отшученными, настолько утомительно непреодолимым может быть только сверление или протезирование зубов. Помимо того, Гуц вываливает на зрителя весь свой киноманский багаж, обязательные пункты в нём — дважды чудовищно шутить про Харви Вайнштейна и предписывать владельцу порностудии фанатическую любовь к “Твин-Пикс”. Что касается метода, то поначалу за кадром угадывается сам Гуц, друг Борис, снимающий фильм об умирающей, затем камера попадает в руки случайной подруги, далее окажется где-то на столе. И в тот момент, когда натужные уступки своей концепции (а в кадр к тому же лезет всё что ни попадя: неловкое движение оператора, немотивированно толкающее камеру на стену, носки, снятые от первого лица) схлестнутся с чёрным юмором очень низкого полёта, фильм вроде как закончится, придя к драматической точке. С жанром Гуц к финалу так и не определяется, потому что его кино, видимо, выше этого. Оно про любовь, жизнь, смерть и многие другие общие места и шаблоны, вызывающие неизбежную зевоту у любого педагога по режиссуре».

Сергей Шолохов («Аргументы недели»):
В конкурсе “Игровое кино. Осенние премьеры” хотелось бы выделить фильм “Смерть нам к лицу”, реж. Борис Гуц, снятый на мобильный телефон. (Предыдущий фильм режиссёра “Фагот” тоже был снят на мобильный.) Сразу скажу, что название фильма мне кажется неточным. В центре фильма – молодая героиня (акт. Саша Быстржицкая), которая больна раком, и благодаря её приготовлениям к смерти, совершаемым в стиле “кокакола-лайт”, непонятно, почему смерть “нам к лицу”. Логичнее было бы назвать фильм “Смерть мне к лицу”. Вот героиня со своим возлюбленным выбирает дизайн и цвет будущего гробика на экране ноутбука, вот она с одноклассницей составляет список гостей, которых надо пригласить на похороны и поминки (одноклассница – ответственная), вот заказывает макияж, маникюр и педикюр модной визажистке, которая, догадавшись, что речь идёт не о будущей свадьбе, а о похоронах (туфли не понадобятся, так как будут тапочки), от ужаса бежит восвояси. Чтобы вылечить героиню, нужно 4,5 миллиона рублей. Её молодой муж (акт. Даниил Пугаёв) пытается убедить свою гламурную мамашу (небольшая, но прекрасная работа Екатерины Волковой) передать ему права на наследственную квартиру, чтобы на вырученные деньги совершить операцию. Пока мамаша колеблется, он попытается подработать порноактёром, что, разумеется, даст возможность режиссёру ловко держать баланс между трагическим и комическим. Кстати, баланс между документальным и постановочным тоже довольно уравновешенный, а интонации героини в сочетании со светлым и чуть-чуть виноватым выражением лица вызывают сочувствие, хотя сразу ясно, что мы имеем дело с глянцевым экспериментом. И всё бы ничего, если бы её молодой муж-спаситель в некоторых ракурсах не напоминал бы Данилу Багрова и не носил бы всё время его знаменитый свитер из фильма «Брат-1». Это уже для меня было перебором. Образ, созданный А. Балабановым и С. Бодровым-младшим, для меня никакому, даже призрачному ремейку не подлежит».

Марат Шабаев («КиноАфиша»):
Новый “мобильный” фильм не даёт нам точку зрения героев, а скорее становится на сторону безмолвного режиссёра Бориса, который повсюду следует за Машей и Петей. Периодически герои снимают себя сами – “Смерть нам к лицу” не просто использует другую технологию ради технологии или для удешевления производства (как, например, Содерберг), а стилизуется под горько-сладкий видеоблог. Нежные моменты и милые благоглупости (тут есть выдающееся видеоприглашение на похороны Маши, в котором фигурирует Дэвид Боуи и Курт Кобейн) контрастируют с тем, как ухудшается состоянии героини. Петя пытается заработать деньги, снимаясь в порно, но терпит комичную неудачу. Окружающие их люди пытаются дать идиотские советы по быстрому заработку или раздражающе сочувствуют».

Слава Шадронов:
Действие стилизовано под документальный фильм, посвященный Маше и её предстоящему уходу из жизни – оператор Даша, оставаясь за кадром, присутствует в сюжете как персонаж, на которого реагируют герои. Лёгкость в мыслях, допустим, здесь и соответствует сложной, не до конца внятной жанровой природе опуса (нагнетание мрака точно не к месту), и технике съёмок, и возрасту основных персонажей, а значит и целевой аудитории проекта. Но все-таки я для себя не уяснил, действительно ли Борис Гуц относится к смерти как к чему-то несущественному и необязательному (в “Арбузных корках”, его дебюте, посыл был совершенно иной...), или, грубо говоря, придуривается – более того, не до конца ясно отношение к собственной предстоящей смерти и самой героини, судя по тому, что она доводит себя до попытки самоубийства, которая, впрочем, срывается, как и кончина по болезни: на деньги от квартиры удаётся сделать операцию в Германии, и Мария будет жить с Петром, только неизвестно где».