СЮЖЕТ:

Главная героиня фильма «Сквозь чёрное стекло» – незрячая девушка, живущая в интернате при монастыре. Судьба сводит её с богатым олигархом, готовым помочь ей восстановить зрение, но при одном условии – она должна, не раздумывая, выйти за него замуж. Правда, образ жизни будущего мужа ей не нравится, а она сама обращает внимание на совсем другого человека. Будет ли у неё шанс всё-таки вернуть зрение?

Трейлер фильма «Сквозь чёрное стекло»

ЦИТАТЫ:


Режиссёр Константин Лопушанский в интервью «Выборг.ТВ» рассказал о сюжете своей новой картины:
Основной посыл – это постоянные размышления, по мере моих скромных сил, о духовном начале человека, о религиозном начале. О том, неизбежен ли конфликт, который возникает между абсолютными ценностями и этическими в целом, и религиозными – можно широко говорить. И, к сожалению, тем миром, в котором мы всегда живём, и всегда этот мир не устраивает нас по многим причинам. Иногда конфликты становятся очень трагическими, как в нашем фильме, иногда – менее трагическими, но это не меняет их сути. Они кардинальны, как философы говорят, есть такой замечательный термин, – антологический конфликт. Вот он такой, на всю жизнь человеку дан. От его выбора всё зависит».

Дебютантка Василиса Денисова, сыгравшая в драме «Сквозь чёрное стекло» главную роль, в интервью «Выборг.ТВ» призналась, что фильм она смотрела дважды, испытывая при этом совершенно разные эмоции:
После просмотра картины у меня много всего поменялось в голове. Я смотрела фильм второй раз… помню, что когда я играла, то переживала за свою героиню, переживала за свою линию. Когда я смотрела второй раз, то переживала за Максима, за персонажа, которого играл Максим Суханов. Я подумала: “Какая она дурочка! Такого мужчину бросить!” А сегодня я прониклась. Надеюсь, что у меня получится взращивать в себе ещё больше эти чувства, эти настоящие мысли, которые есть, искренние, чистые».

Трейлер фильма «Сквозь чёрное стекло»

КРИТИКИ ГОВОРЯТ:


Ольга Галицкая («Новая газета»):
Тут всё неожиданно. Мелодраматическая история новоявленной Золушки с уготованным ей тяжёлым финалом вместо привычного хеппи-энда, и то, как внезапно окрашиваются комедийными нотками и репризами мрачные драматические коллизии. Во время просмотра в зале часто раздавался искренний смех – настолько точно хлёсткие реплики попадали в повестку сегодняшнего дня и находили благодарный отклик зрителей. Несомненные достоинства фильма – мощная игра Максима Суханова, совершенно непохожего на своих прежних киногероев, и трогательная талантливая дебютантка, актриса Александринского театра Василиса Денисова. К сожалению, вечное стремление Лопушанского всему придать оттенок апокалипсиса, его непоколебимая серьёзность и неискоренимая любовь к притчам к финалу всё возвращают в привычное для него русло. Радовавшее поначалу новое направление творчества Лопушанского, где есть место юмору, а также небанальному столкновению характеров и мировоззрений, в финале приходит к трафарету. “Я хотел снять трагедию, – говорит Константин Сергеевич. Высокую трагедию”. Зрителям от этого не полегчало. Нравоучительная интонация побеждает, давит. В ответ на нагнетание темноты и многозначительный взгляд “сквозь чёрное стекло” так и хочется процитировать другого Константина Сергеевича, великого Станиславского, не терпевшего фальши и догматизма: “Не верю!”»

Кадр из фильма «Сквозь чёрное стекло» (пресс-служба фестиваля «Окно в Европу»)


Денис Виленкин («Кино ТВ»):
Лопушанский посвящает значительную долю символического контекста критике власти. Критике не просто лобовой, а лучезарно плакатной. Мематичное звягинцевское “боско” в здешней оптике сменили развалы с футболками с Владимиром Путиным. Герои через каждые примерно 15 минут произносят политические лозунги, транслирующие политические взгляды самого режиссёра, венчает этот тонкий и точный сюжет обстоятельство: официант в подсобке стоит на фоне портрета Николая II. Артист Суханов толкает тост о том, что русскому человеку нужен царь. В итоге жестокая притча с сильными характерами и блестящим женским актёрским дебютом проигрывает своё достоинство пушкинской “Капитанской дочки” баррикадному памфлету, на который учитель Лопушанского Алексей Герман всё же никогда не разменивался».

Сергей Шолохов («Аргументы недели»):
Пока важнейшим событием фестиваля стал фильм петербургского мэтра Константина Лопушанского «Сквозь чёрное стекло», показанный вне конкурса. Над фильмом режиссёр работал три года и показал в Выборге фильм прямо “с колёс”, фестивальная публика стала его первым зрителем. Смотрела она его затаив дыхание. Интересно, что довольно банальная фабула фильма благодаря виртуозной работе артистов обретает по ходу развития действия сюжетные плоть и кровь. Причём искусство оператора (Дмитрий Масс) и художника (Алексей Падерин) делают эти плоть и кровь весьма привлекательными. От экрана не оторваться. Но по порядку. На фоне ночного дождя в келье школы для малозрячих при православном монастыре в городишке N юная лучезарная, но слепая воспитанница пытается принять решение: оставаться ли ей послушницей и со временем принять чин настоятельницы или уехать в Германию, где влюбившийся в неё во время “губернаторской службы” в монастыре незнакомый олигарх готов профинансировать дорогостоящую операцию по восстановлению её зрения. Цена вопроса – замужество. Перестать быть калекой – великий соблазн. Риск – слепая красавица олигарха не видела в лицо, но воображает себе, что это дивный юноша, который однажды пел с ней в церковном хоре, и она, проведя ладонью по его лицу, “считала” его черты как черты Ивана-царевича. И девушка решается на брачный контракт, летит в Берлин, и вот – монтажный стык – она уже в шикарном особняке, где в кресле за столиком сидит олигарх, на Ивана-царевича совсем не похожий. Представьте себе Максима Суханова, голый череп которого массирует тайский массажист. Невеста – дебют в большом кино театральной актрисы Василисы Денисовой – смущена, но, став зрячей, готова “соответствовать контракту”. И вот после условной коронации шампанским Суханов приступает к ночным играм с юной девственницей, пытаясь доказать ей, что и в ней сидит пока маленький, но зверёк. Жанр здесь преобразуется в классический фарс. А потом будет водопад роскоши (без пошлости), от частных самолётов, вилл, дворцов, приёмов и бутиков до личной челяди и охраны. Тут у героини комплексов не будет, она словно выросла не в диком поле, а в ухоженной сотней садовников оранжерее. Причём героя своего Суханов наградит довольно разнообразной палитрой личных свойств и особенностей, иногда даже нет-нет да и проскользнёт душевность, хотя в целом актёр будет беспощаден к своему герою, при этом награждая его самоиронией. И даст нам полное ощущение, что мы теперь знакомы с воплощением земного зла, образ которого не менялся, похоже, со времён Египта. И вот с ним-то и придётся иметь дело юной наложнице, которую он собирается сделать своей женой, а во время свадебной церемонии планирует с ней ехать в карете, запряжённой четырьмя белогривыми конями, ко дворцу, где их должен ждать губернатор с “золотым ключиком” от семейных чертогов».

Слава Шадронов:
Ворох ассоциаций, которые вызывает сюжет, – в ассортименте от “Кроткой” Достоевского до “АССА” Соловьева – а значит связанная со схематизмом характеров и фабулы вторичность затеи – не главная беда картины, как и актёрская фальшь (к тому же Максим Суханов, изображающий карикатурно-“мефистофельского” персонажа, при всём наборе своих привычных штампов если не достовернее, то уж всяко ярче, мощнее несчастной дебютантки Василисы Денисовой), как и удивительная, прям-таки демонстративная небрежность художника-постановщика (белодонский пятизвездочный отель, к примеру, наскоро изготовлен при помощи вывески, размещенной на подъезде какого-то застойного дома культуры...), равно и отсутствие редактуры сценария (принадлежащего самому Лопушанскому, а его, видимо, не смущает хотя бы одно то, что выколовшую себе глаза девушку отправляют в одиночку, даже без белой тросточки, восвояси с чемоданом на колёсиках, минуя больницу). Лопушанский не пытается преподнести историю “прозрения” и “ослепления” как достоверную – он, конечно, конструирует притчу, стараясь просветить неразумных, сделать зрячими, а результат выходит – вырви глаз: перебор по части “наглядности” и бесконечное проговаривание вслух ограниченного набора штампов превращает картину в “духовное порно”, простигосподи».