Иван Кудрявцев
Борис, мы Вас поздравляем с ещё одной фестивальной премьерой.
Борис Акопов
Спасибо огромное.
Иван Кудрявцев
Спасибо Вам За картину. Вам 34 года, то есть в 1990-е Вам было лет 5-6. В такие глубокие 1990-е, когда носили именно вот эти куртки, вот эти кроссовки, когда у молодых бандитов были «Жигули», а не «Мерседесы». Почему этот фильм так сильно стучался в Вашем сердце? О чём был этот стук?
Борис Акопов
Действительно, мне было совсем немного лет в то непростое время, время очень интересное, наша, так сказать, «последняя Смута» из российских многочисленных. В то время я формировался как личность, [оттуда] первые осознанные важные воспоминания. Все мы, как говорится, родом из детства, и это, наверное, самая важная почва, из которой мы потом продолжаем формироваться как личности, как люди. Поэтому, будучи уже взрослым человеком, я решил обратиться назад, взглянуть туда, [понять], почему я такой, почему мы такие, откуда я беру свою натуру, свою личность. Воспитывался я своими родителями именно в то время, а оно было сложным не только для страны, но и для моих родителей. Я был не один ребёнок в семье и считаю, что меня хорошо воспитали, несмотря ни на что. Время было диковатое. Мой отец вообще был следователем.
Иван Кудрявцев
То есть с героями Вашего фильма имел дело непосредственно.
Борис Акопов
Непосредственно, да, потому что в ткань самой картины эти истории, которые отец периодически рассказывал, они вошли. В начале есть титр: «Фильм основан на реальных событиях». И это абсолютная правда. Там нет ни одного придуманного персонажа, он как бы соткан из разных ситуаций, может быть, эти персонажи и не пересекались, но они имели место быть. Например, в картине есть герой-мальчик, брат Тани. И это некоторым образом моё зеркало, потому все сцены с участием этого мальчика – мои личные воспоминания. Мне было очень важно внедрить туда этого пацана, который смотрит на Быка и говорит, что хочет стать таким же, как и он. Мы жили в маленьком городе, в Балашихе, и у меня был сосед, который тоже частично впитал в себя вот этот образ Антона Быкова. Он был старше, он был круче… Мы не понимали границ между добром и злом, а старшие – они классные, уже с девчонками общаются, у них есть мопеды, недостижимая какая-то штука. В картине есть момент, где они едут в машине, и [один из героев] говорит: «Он – патриот, таким, как ты хочет стать». А Бык отвечает: «Не надо таким, как я. Плохой я».

Интервью Бориса Акопова порталу «Фильм Про»