Терминатор


Киборг-убийца из будущего – никто не мог предположить, что такой персонаж может стать одним из самых популярных образов в массовой культуре конца ХХ века. Терминатор, стремящийся уничтожить надежду человечества, - символ борьбы искусственного интеллекта над своим создателем. Идею нельзя было назвать новой, но именно в 80-е она стала особенно актуальной и быстро вошла в моду. «Терминатор» же был практически флагманом – не без заслуги Арнольда Шварценеггера, для которого роль киборга осталась самой яркой в карьере.

Трейлер фильма «Терминатор»

Однажды в Америке


Сняв всего несколько вестернов, итальянец Серджио Леоне за каких-то несколько лет превратился в признанного классика жанра, обогнав многих американских профессионалов, создавших десятки вестернов для крупных голливудских студий. В начале 80-х Леоне вторгнулся на ещё одну заповедную территорию Голливуда – гангстерское кино. Он успел снять всего одну картину в этом жанре, «Однажды в Америке», и теперь он смело числится среди классиков и в этом направлении. Популярности фильма не помешало даже то, что американские продюсеры заставили Леоне сократить фильм почти в два раза – после того, как он и так пошёл на уступки, не став делать фильм в форме двух серий по три часа каждая. Сегодня эпический рассказ Леоне о жизни нескольких друзей-гангстеров доступен в режиссёрской версии длиной чуть менее четырёх часов.

Трейлер фильма «Однажды в Америке»

Дюна


Роман Фрэнка Херберта «Дюна» получил признание как одно из лучших научно-фантастических произведений в истории, и его экранизация была вопросом времени. В 70-е годы ею начал было заниматься Алехандро Ходоровский, о чём снят даже отдельный фильм. Но в итоге блокбастер по «Дюне» создал куда менее радикальный, но тоже известный своей буйной фантазией режиссёр Дэвид Линч. Фильм с треском провалился в прокате, потому что был значительно мрачнее и жёстче популярных в то время «Звёздных войн», на которые хотели бы равняться продюсеры картины. Но по-прежнему многие его образы завораживают, и устаревшим блокбастер «Дюна» совсем не кажется.

Стинг в фильме «Дюна»


Амадей


Картина Милоша Формана о Моцарте получила 8 «Оскаров», но гораздо важнее, что все они – совершенно заслуженные. Редко можно встретить фильм, где музыка была бы настолько сплетена с драматургией. И который был бы настолько поэтически красивым при том, что два главных герой, Моцарт и Сальери, категорически не симпатичны. Сальери здесь, как и у Пушкина, злодей, а Моцарт – странный и очень противный тип с мерзким смехом и отвратительными манерами. Но его гениальность ведёт его от самых радостных произведений в истории музыки к жутковатому «Реквиему», а три часа повествования наглядно иллюстрируют этот процесс. Моцарт Формана – страдалец и шут, а его талант – загадка, которую никто никогда не разгадает.

Трейлер фильма «Амадей»

Времена Харви Милка


Американское кино 1984 года оставило нам две важнейшие документальные ленты, которые вошли и в учебники истории, и в авторитетные рейтинги, и в сердца зрителей. Первая из них – великолепная картина «Времена Харви Милка», рассказ о самом известном американском активисте-борце за права гомосексуалистов. Фильм, который начинается с сообщения об убийстве Милка, так же переворачивает представления зрителей об проблеме прав гомосексуалистов, как это удавалось делать Милку в течение своей жизни. Так, Милк утверждал, что всем гомосексуалистам нужно немедленно заявить открыто о своей ориентации, потому что если каждый из них сделает это, то все увидят, что среди их близких тоже есть такие люди, а близкого человека нельзя ненавидеть так же, как чужого. Только так можно прекратить преследования гомосексуалистов в обществе, считал Милк. Также он горячо протестовал против увольнений гомосексуалистов-педагогов и добился отмены этого законопроекта в своём округе, утверждая, что раз его воспитывали гетеросексуальные педагоги, а он всё равно гомосексуалист, то будет верно и обратное. О Милке много написано и снято, но картина «Времена Харви Милка», снятая, когда память о нём была совсем свежей, остаётся лучшим документом о его жизни и деятельности.

Кадр из фильма «Времена Харви Милка»


Это – Spinal Tap!


Вторая крупная документальная картина называется «Это – Spinal Tap!». Правда, документальной её можно назвать с натяжкой – это официальный родоначальник жанра мокьюментари, то есть пародии на документальность. Фильм, в данном случае, пародирует другой популярный жанр документального кино, рокьюментари, т.е. фильм о рок-музыке, когда концертные выступление монтируются со съёмками самих артистов. «Это – Spinal Tap!» рассказывает о турне группы, название которой вынесено в название фильма, но дело в том, что такой группы никогда не существовало, так же как нет и режиссёра Марти ДиБерги, который якобы снимает этот фильм. Мокьюментари до сих пор является одним из самых перспективных и модных жанров, и всегда, когда речь заходит о нём, вспоминают фильм «Это Spinal Tap» 1984 года выпуска.

Кадр из фильма «Это – Spinal Tap!»


Мой друг Иван Лапшин


Каждый фильм Алексея Германа ещё до выхода становился поводом для скандала и каждый впоследствии признавался кинематографическим сообществом как шедевр. Вряд ли кто-то сегодня станет спорить с тем, что лучшая драматическая роль Андрея Миронова сыграна именно в «Лапшине». И, конечно, сегодня никому не покажется, что в драматургии этого фильма есть что-то сложное, непонятное для зрителя. Однако этот фильм стал объектом критики – фильм, как и все картины Германа, упрекали в антисоветчине, искажении советской истории, рыхлости сюжета и т.д. Время прошло, и когда людей просят назвать их самый любимый, то всё чаще можно услышать в ответ: «Конечно, «Лапшин»!

Андрей Миронов в фильме «Мой друг Иван Лапшин»


Покаяние


Едва ли не самый громкий фильм Перестройки был снят, когда Перестройка ещё не началась, и выпустили его только в 1987 году. Образ советского тирана и распространяемого им террора никогда ещё так открыто и прямо не показывался в нашем кино. Хотя личность тирана Варлама Аравидзе здесь собирательная, в ней угадывались черты люТенгиз Абуладзе (1924)гие к выходу фильма ещё хорошо помнили. Однако задача у режиссёра Тенгиза Абуладзе была куда сложнее, чем просто показать, как всемогущий царёк уничтожает свободу и мысль вокруг себя. Умершего тирана кто-то всё время выкапывает, потому что нельзя зарывать память глубоко. Дело не в наказании, которое всё равно никто бы ему не смог придумать, а дело в том, чтобы знать, кто он был, кто были люди рядом с ним и что с ними происходило. И искать свой путь. Абуладзе завершает фильм программным риторическим вопросом: «Зачем нужна дорога, если она не ведёт к храму?» - и эта мысль стала манифестом целого поколения. Её хоронят, как и Аравидзе, а потом кто-то снова эксгумирует её, и все сходятся на том, что лучше опустить её обратно в землю. И кто старое помянет…

Давид Гиоргобиани в фильме «Покаяние»