Денис Рузаев: «Режиссёры пошли проверенным курсом»

«Мертвецов» поставили норвежцы Йоахим Роннинг и Эспен Сандберг, известные парой добротных скандинавских блокбастеров «Кон-Тики» и «Макс Манус». Интонацию и ритм, нужные для приключений Джека Воробья и компании, они чувствуют явно лучше, чем снявший прошлую серию спец по мюзиклам Роб Маршалл. Но пойти дальше работы по чужому лекалу Роннинг и Сандберг все же не могут — у них нет ни собственного стиля, ни сценария, который задал бы пространство, позволяющее этот стиль проявить. Проще говоря, они не рискуют, идя проверенным временем курсом, и поэтому по-настоящему «Мертвецы» оживают и удивляют, когда на этот риск идёт здесь кто-то ещё.

Вот Хавьер Бардем на три-четыре мимолетных мгновения будто позволяет инфернальному Антону Чигуру из «Старикам тут не место» выглянуть из-под тяжести грима и спецэффектов. Вот Джонни Депп, годы между двумя последними сериями «Пиратов» проживший в режиме быстрого сгорания (и сжигания капитала — как финансового, так и символического), давно отработанный перформанс Джека Воробья разыгрывает с новым, неожиданным надломом. Вечное фиглярство капитана-лицедея то доводится у него почти до абсурда, то вдруг затихает совсем, обнажая под маской человека, а под бравадой и сарказмом — ощутимые, колющие зрителя дискомфорт, самоуничижение, одиночество. Ну и вот, наконец, в роли дяди Джека Пол Маккартни успевает беззастенчиво выставить себя на посмешище, тем самым сбивая с этого голливудского спектакля хотя бы немного пафоса».

Персонажный постер героя Пола МакКартни


Антон Долин: «Публика ждёт только Джонни Деппа»

Капитан Джек Воробей занимается мошенничеством в мелких, крупных и особо крупных размерах, вызывая умиление и любовь детей и взрослых: Джонни Депп нашёл свою стезю, и дело здесь совсем не в заоблачных гонорарах, а в том неподдельном кайфе, с которым он делает свое дело. Ну, а молодые влюблённые, как положено, ищут путь к сердцам, а иногда и телам, друг друга - впрочем, очень целомудренно, чтобы возрастной рейтинг фильма оставался низким: всё-таки «Пираты Карибского моря» - семейное кино.
(...)
А фильм всё тот же, с таким же невнятным сюжетом, в котором аттракцион берёт верх над здравым смыслом в каждом эпизоде, а интригу невозможно ни запомнить, ни пересказать. Единственное светлое пятно и явственное отличие от предыдущих четырёх картин - новый злодей, по-настоящему колоритный капитан-мертвец из Испании Армандо Салазар: в его роли Хавьер Бардем, кажется, от души наслаждается тем, как он красиво изъеден рыбами, и как искренне ненавидит Джонни Деппа. Но публика-то его продолжает любить, и важно только это».

Хавьер Бардем в образе Капитана Салазара


Борис Иванов: «Возвращение к истокам»

Когда создатели пятой серии популярного пиратского цикла рассказывают о своей картине, они порой говорят о ней как о новом начале с молодыми главными героями и как о попытке снова войти в ту художественную воду, которая намыла успех первому эпизоду «карибской» эпопеи.

В реальности всё наоборот. «Мертвецы» не начинают цикл заново, а подводят черту под сюжетом трёх первых «карибских» фильмов. Хотя Орландо Блум и Кира Найтли появляются лишь в паре сцен, они незримо присутствуют в каждом кадре, потому что это ради них Генри отправляется в приключение, и это их воссоединение становится «ударной точкой» эпилога. Карина тоже действует не совсем в собственных интересах (её отец – один из уже знакомых зрителям персонажей цикла), а Джек противостоит злодею, благодаря которому стал капитаном по прозвищу Воробей. Помните, как в третьей серии «Индианы Джонса» цикл завершился, вернув героя к истокам – к обретению хлыста, шляпы и интереса к археологии? Нечто подобное происходит в «Мертвецах». Мы узнаём, откуда взялся Джек, и это логичный финал эпопеи».

«Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки». Дублированный трейлер

Алексей Литовченко: «Создателям наплевать на оригинальную историю»

Для тех, кто до сих пор не понял, насколько Джерри Брукхаймеру и компании хотелось денег, и насколько им было плевать на всё остальное, сейчас объясним предельно доступно. Помните, как в «Сундуке мертвеца» чернозубая богиня Калипсо обмолвилась, что Воробей получил свой волшебный компас от неё? На этот раз нам сочинили кардинально иную биографию этого предмета. Юному Джеку компас якобы достался во время сражения, и с помощью него он каким-то образом запер вышеупомянутого злодея Салазара в какой-то волшебной пещере, а теперь продал его за бутылку рома, вследствие чего Салазар выбрался на свободу. Почему же раньше такого не случалось, - спросите вы, - ведь Джек Воробей в каждом фильме компас кому попало отдавал и выменивал? Потому что вот настолько Джерри Брукхаймеру, сценаристам и всем прочим плевать.

У них нет ни Ханса Циммера, ни Гора Вербински, ни свежих идей. А есть следующее: пара зрелищных сцен, несколько старых персонажей, несколько безликих «новых» персонажей, упоенное самокопирование, фансервис, включающий эксплуатацию ностальгии путём внедрения микроскопических доз Орландо Блума и Киры Найтли, и, наконец, эксплуатация трендовой феминистической темы. С последним ситуация, кстати, очень смешная. Тут главный женский персонаж (сильный и независимый, как полагается) испытывает на себе жесточайшую гендерную дискриминацию и всячески с ней борется: учится астрономии, смело демонстрирует лодыжки. Что, казалось бы, вполне нормально - XVIII век всё-таки. Но всё же, мягко говоря, странно, учитывая, что в этой вселенной женщина спокойно стала королевой всех пиратов. И этот факт в очередной раз доказывает, что создателям «Пиратов Карибского моря 5» - плевать».

Кая Скоделарио в образе Карины и Брентон Туэйтес в образе Генри


Евгений Нефёдов: «Не киносеанс, а сплошные «американские горки»»

Драматургическая концепция безостановочного действия (non-stop action), овладевшая умами творцов с «фабрики грёз» ещё в 1980-е годы, доведена до мыслимого предела! Не киносеанс, а сплошные «американские горки», на которых незадачливые персонажи ежесекундно попадают из огня да в полымя, не давая публике перевести дух и посмаковать удовольствие. То горе-капитан затеет очередную авантюру – и ограбление банка, наделавшее много шуму, не принесёт вожделенных барышей. То Карина Смит, воспользовавшись своими – нет, не колдовскими чарами, вопреки доминирующим в обществе мужским предрассудкам – незаурядными интеллектуальными способностями, сбежит из-под стражи. То Генри проявит недюжинную настойчивость и изобретательность, преследуя заветную цель… Параллельные сюжетные линии быстро пересекаются, напластовываются друг на друга, порождая тем самым курьёзные ситуации и… рискуя основательно запутать всякого, кто на мгновение ослабит внимание, следя за стремительно развёртывающими перипетиями».

Кадр из фильма


Егор Москвитин: «Режиссёры понимают побуждения героев»

В новых «Пиратах» вдвое больше энергии, чем в старых: возможно, дело в том, что их ставят сразу два режиссера. Норвежцы Йоаким Реннинг и Эспен Сандберг работают вместе уже дюжину лет. Скромные норвежцы взялись за «Пиратов», не имея за плечами визионерского опыта Гора Вербински (ответственного за исходную трилогию) или музыкального таланта Роба Маршалла (снявшего четвертую часть), но с пониманием побуждений героев.

В результате шоу, прежде не признававшее никого, кроме Джека Воробья, вдруг становится многоголосым. Хавьер Бардем нагоняет страху, Джеффри Раш передразнивает Йонду из вторых «Стражей Галактики», рок-звёзды из The Beatles и The Rolling Stones напоминают, за что мы любим пиратов, а в массовке есть как минимум три гения эпизода — и одна обезьяна. Молодые актёры играют свои роли куда настойчивее, чем можно ждать от двойников Блума и Найтли, а сами Блум и Найтли заходят в кадр с большим личным багажом — и потому кажутся зрителю родными людьми. И даже Джонни Депп после шести лет разлуки больше не смотрится застрявшим в «Дне сурка» самодовольным кривлякой. Это странно и даже смешно, но он освобождается от надоевшего зрителю амплуа не в «Алисе в Cтране чудес», не в «Мрачных тенях» и не в «Одиноком рейнджере», а именно в проклявших его «Пиратах Карибского моря». Кажется, с актёром произошла какая-то необъяснимая метаморфоза — и его герой вдруг стал равен в своей магической пластике, добродушной мудрости и радостной самоотдаче героям Чарли Чаплина».

«Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки». Ролик о съёмках на английском языке

Сергей Сычёв: «Время «Пиратов» прошло»

Похабные шутки героев в дубляже звучат, может быть, чуть скромнее, чем в оригинале, но то, с каким смакованием пираты обыгрывают схожесть слов «институтка» и «проститутка», а предмет этих шуток ехидно замечает влюблённому юноше, чтобы тот не путал её «борт» с «кормой» и набирался опыта, заставляет серьёзно задуматься о том, с какого момента «Пираты» перестали быть фильмом для семейного просмотра. То есть, рекомендации в России у него и так «16+», но понятно же, что для нашей аудитории это всегда была сказка, которую можно смотреть с детьми, а здесь «Дисней» будто бы позволил себе лишнего. Или признал, что аудитория франшизы сильно повзрослела, а на приток новых зрителей расчёта и нет, что только подтверждает заявленный выше тезис. Похоже, время «Пиратов» прошло. От этого даже немного грустно, потому что эстафету на этом поле передать пока некому».

Молодой Джек Воробей. Кадр из фильма