Елизавета Зимарёва
Расскажите, пожалуйста, какое впечатление на вас произвёл Выборг?
Катерина Шпица
Мне жаль, что я приехала сюда всего лишь на один день. Город мне очень понравился: я успела накануне после показа съездить в его историческую часть, посидела в кафе в старом городе, и на меня произвёл впечатление его интерьер. Вы знаете, есть такие совпадения в жизни, благодаря которым ты понимаешь, что находишься на правильной дороге и что в данный момент ты в нужном месте. И вот я сидела в этом кафе и видела на стенах исторические фотографии и высказывания великих. Например, «У меня непритязательный вкус, мне достаточно всего самого лучше» – это Оскар Уайлд. И, сейчас, наверное, не точно процитирую, но «Для меня единственная роскошь – это роскошь общения с людьми». Это Антуан де Сент-Экзюпери, а я очень люблю его произведения. То место, где я ужинала, – его атмосфера, цитаты и фотографии – создало неповторимый уют. И, вспоминая город, я буду вспоминать именно это. Выходишь из этого кафе, где тебе напомнили о Уайлде, об Экзюпери, и видишь брусчатку, красивые дома и чувствуешь смешение культур, российской и европейской. Чувствуешь разные архитектурные стили. И эта вода потрясающая, и небо, чайки – очень приятный город.

Трейлер фильма «То, что никто не видит»

Елизавета Зимарёва
Вы видели зрителей фестиваля, которые ожидали в холле кинотеатра начала показа. Какое впечатление у вас сложилось от местной публики?
Катерина Шпица
Не было никакого напряжения в атмосфере, все были расслабленные и довольно доброжелательные. Но у меня, понимаете, такая поездка, получилась – дайджест, галопам по Европам, всё довольно быстро и в данный приезд не хватает времени на общение. Только закончился показ, и я сразу снялась с якоря. Пошли титры, я посидела, посмотрела, как зритель реагирует на картину, как воспринимает, а потом сразу побежала по своим делам. Поэтому с непредвзятым и беспристрастным зрителем со стороны, который не был бы моим коллегой, я не успела пообщаться.

Елизавета Зимарёва
Первый очевидный тренд фестиваля – много дебютантов. А второй – много жанрового кино: в основной программе три роуд-муви. Мне кажется, что для российского кино это что-то необыкновенное. Вам, как актрисе, какие проекты сейчас интереснее и как вам кажется, эта тенденция ориентированности на жанровое кино, которую показывает «Окно в Европу», была бы вам интересна?
Катерина Шпица
Я всеядна относительно всего, что качественно. Это означает, что мне абсолютно не важен жанр, в котором я работаю, для меня главное – качество исходного материала. Качество сценария, качество съёмочной группы, то есть её костяка – режиссёра, оператора-постановщика, художника-постановщика, продюсера и сценариста. Мне очень важно сделать что-то новое для самой себя. То есть если меня зовут в картину, и мне, например, придётся для роли чему-то совершенно новому для меня научиться, я буду первая в очереди. Вот этим меня можно купить. Например, «А хотите научиться виндсёрфингу и сниматься в картине?» – тогда я отвечу, «Да, ребят, я с вами». Но это касается не только внешнего новаторства, мне важен и какой-то новый приём в драматургии. Например, картина, которую я здесь представляла, «То, что никто не видит», не похожа ни на что, что я когда-либо видела сама как зритель, и не похожа ни на что, в чём я когда-либо снималась. Я не знаю, будет ли у меня когда-нибудь ещё такой опыт, а мне хотелось бы. Потому что я люблю сложное кино, без ключей, без подсказок, без ответов. Поэтому для меня, и как для человека, и как для актрисы, развитие, прежде всего. Я сейчас читаю биографию Фила Найта, точнее историю создания его компании Nike, и красной нитью проходит через всю эту книгу такое выражение «Развивайся или умри». Я с ним полностью согласна. Поэтому выступаю за всё то, что добавит в человеческую копилку, в актёрскую копилку, новые звонкие золотые монеты.

Елизавета Зимарёва
Расскажите, пожалуйста, что нового вам пришлось сделать для картины «То, что никто не видит»?
Катерина Шпица
Прежде всего, героиня фильма совершенно на меня не похожа. В ней очень мало от меня, но, естественно, совсем отказаться от своей личности мы в роли не можем, не можем ничего не вложить от себя. Понятно, что какие-то моральные принципы, тональность, присущая мне в минуты каких-то сложных рассуждений о моей собственной жизни, там есть, я же не могу показывать то, чего я не испытала. Я могу, конечно, хапнуть из коллективного бессознательного что-то совершенно мне неведомое, но это реально актёрская магия, и ты иногда сам не понимаешь, как это получается. Для этой роли мне всё время приходилось конвертировать заряд моей собственной личной пружины в ту сдержанность, которая есть в этой героине. Мне нужно было создать человека, обладающего богатым внутренним миром, но при этом кипящего, как вода под крышкой. Это холодной кипяток. Мне нужно было создать человека, который постоянно окружён своими страхами, который постоянно сдерживает эмоции, который не может позволить себе любить, который делает что-то на автопилоте. Который встречается с мужчиной потому что, ну, вроде бы как бы положено, и вроде бы мужчина достойный, и нужно думать о жизни, но при этом не испытывает к нему любви, и в какой-то момент даже появляется отвращение. В ней нет ненависти, но есть неприятие. И вот понять такого человека мне было очень сложно, потому что я сама прямолинейна, импульсивна, когда мне нужно, целеустремлённая, не люблю половинных мер, могу пойти на компромисс, потому что это мудрость человеческого общения. Это главное новое, что было для меня в этой картине. Раньше я не играла такие роли, не создавала подобного образа. А с технической точки зрения, я осваивала профессию сестры, которая ухаживает за лежачим больным. У меня было мало практики, я всего лишь на полдня уехала в реабилитационный центр в Латвии. Я там провела несколько часов, но меня максимально нагрузили и научили. В картине можно увидеть, что в моментах, когда я Женю поднимаю, сажаю, нет никаких трюков, нет монтажа. Это всё делала я сама, меня этому научили – как правильно поднимать человека, как мыть, как переворачивать, восстановительная гимнастика. Был краткий психологический курс: я видела, как занимаются с людьми, у которых изменилось сознание после травмы центральной нервной системы. Я видела, как взрослых людей заново учат брать в руку ложку, ходить, развивают моторику – это было очень большим опытом для меня. Благодаря этой картине я узнала много всего нового. И потом, само по себе общение с режиссёром – огромная веха в моей жизни. Он совершенно потрясающий, необычный человек: сочетание его молодости, мудрости, любознательности и желания проникнуть в тайны небытия – это для меня невероятно. Он по хорошему сложный, я таких тонких людей знаю в своей жизни мало, поэтому любое знакомство с подобным человеком подводит черту под каким-то этапом жизни. Ты понимаешь, что если ты встретил такого человека, то тебе обязательно нужно остановиться, задуматься и понять, чему ты можешь научиться в таком общении.