Вопрос, кажется, вполне назрел, потому что современный российский кинематограф наводит на серьёзные мысли. Например, есть мнение, что без государственной поддержки наше кино существовать не может, но на «Кинотавре» 9 из 14 фильмов конкурса были созданы без неё, и 20 из 26 фильмов конкурсов Выборга – тоже. Схемы финансирования там самые разные, от краудфандинга и помощи от зарубежных фондов до рибейтов, частных инвесторов, частных благоворителей и продакт плейсмента.

При этом каждый способ финансирования влечёт за собой определённые ограничения для авторов фильма. Например, зарубежные инвесторы и жертвователи краудфандинга очень трепетно относится к предоставлению текущей отчётности, а зарубежные инвесторы ещё и требуют такого уровня проработки проекта, который в России никто обычно не делает. Практически все источники финансирования очень трепетно относятся к теме фильма, а те, кто даёт деньги, не требуя их возврата, обычно активно вмешиваются в творческий процесс, и даже решающее слово при монтаже остаётся за ними.

Продюсер Юлия Мишкинене отметила, что чем больше проект, тем проще на него найти финансирование. Например, среди инвесторов фильма «Ёлки 5» есть «Газпром медиа», хотя понятно, что проблем с деньгами у такого серьёзного проекта нет. Зато понятно, что такого рода кино вернёт деньги и принесёт прибыль. А вот на маленький проект даже небольшие деньги найти трудно. Что касается копродукции, то в случае с российскими проектами это процесс слишком долгий, сложный и трудоёмкий, чтобы быть настолько же эффективным, как в Европе. Что же касается текущей отчётности, то Мишкинене сказала, что для источников государственной поддержки она требуется настолько подробная, что уже одно это заставляет искать другие источники финансирования.

Ургант и Светлаков про «Ёлки 5»

Николай Янкин, директор Фонда Александра Сокурова, созданного для поддержки дебютантов, считает, что лучше как раз искать небольшие деньги и ориентироваться на микробюджеты. Его фонд финансирует только дебюты и на коммерческий успех не рассчитывает. Поэтому первый фильм Фонда «Волшебный комсомолец» стоил 1,5 млн рублей, и бюджеты с тех пор не сильно увеличились. «Продюсер должен уметь сделать бесплатно», - считает Янкин. Лучше всего, если средства, вложенные в фильм, не надо возвращать. С другой стороны, можно снимать кино за небольшие деньги и получать огромный успех в итоге. Так, «Теснота» стоила 12 млн рублей и стала одним из главных событий российского кино в этом году. Надо улучшать качество и снижать стоимость, убеждён Янкин.

Трейлер «Тесноты»

Геворг Нерсисян, президент фестиваля «Окно в Европу», продюсер и глава компании «Парадиз», представил собравшимся господина Чена Фонга, главу компании Ori Animation, у которого уже началось сотрудничество с «Парадизом» и который ищет новых партнёров в России. Господин Чен отметил, что в совместный проект его компания уже вложила 10 млн долларов. Сейчас обсуждается новый проект с бюджетом 20 млн долларов. Сегодня китайская киноиндустрия на подъёме, за последний год кассовые сборы Китая составили 6,5 млрд долларов. В этом году они должны приблизиться к 7 млрд долларов. Каждый год в индустрию вкладывается более 10 млрд долларов. Из них в копродукцию – около 300 млн долларов. 80% этих инвестиций приходятся на Голливудское направление.

Большинство проектов в Голливуде привлекают китайских продюсеров, кинематографистов и китайские деньги. Между тем, сотрудничество Китая и России становится всё более интенсивным в целом ряде отношений, но копродукция в кино пока только начинает развиваться. За последние 5 лет всего 10 русских фильмов было снято совместно с Китаем, но ни один не получил даже 10 млн долларов сборов. Бокс-офис российского кино вообще в Китае пока не слишком высок. Нужно менять эту ситуацию, и господин Чен готов приложить к этому все усилия. За последние три года он был в России несколько раз, встречался с многими продюсерами, но пока Ori сотрудничает только с «Парадизом». Если другие продюсеры изучат китайский рынок и поймут его специфику, то господин Чен готов рассмотреть возможность расширения сотрудничества.

Геворг Нерсисян сказал, что его любимый фильм - «Трудности перевода», и эти трудности перевода они с господином Ченом уже прошли. Он предложил продюсерам России изучить специфику китайского рынка, предложить свои проекты «Парадизу», а «Парадиз» передаст их на рассмотрение господина Чена.

Молодой продюсер Кирилл Алехин в завершении встречи сказал, что очень часто люди дают тебе деньги просто так, чтобы ты снимал кино. Они не требуют указывать своё имя в титрах, да и вообще ничего не требуют. Другое дело, что и рассчитывать на них нельзя, потому что возникают они со своими деньгами часто совсем неожиданно. И могут не появиться. Кроме того, всегда стоит уточнить, чего хочет человек, давая тебе деньги. Потому что иногда оказывается, что лучше не брать ничего, хотя очень хочется.