Дмитрий Лузган
Теперь, когда столько месяцев работы позади, вы чувствуете на себе влияние Шерлока Холмса? Вы стали вести себя, говорить, мыслить, как он?

Игорь Петренко
Всё понемножку. Иногда и правда начинаешь рассуждать, как Шерлок Холмс: раскладываешь какие-то вещи на детали, как это делал он. Некоторые привычки, интонации остались, особенности смеха. Не хотелось бы сейчас обо всём рассказывать, чтобы не раскрыть образ преждевременно.

Дмитрий Лузган
Стали курить трубку?

Игорь Петренко
Он у нас не курит ни сигары, ни трубки - он курит папиросы.

Дмитрий Лузган
Персонаж Шерлок Холмс попал в «Книгу рекордов Гиннеса» за самое большое количество экранизаций. То есть, он популярнее Гамлета, и сыграть его - честь для любого актёра. А почему вы поначалу отказывались? И почему в итоге согласились?

Игорь Петренко и Лянка Грыу в сериале «Шерлок Холмс»


Игорь Петренко
Дело в том, что это очень серьёзный материал, и результат может сказаться на репутации артиста как весьма положительным, так и крайне отрицательным образом. По этой причине я и отказывался поначалу - совершенно не видел себя в образе Шерлока Холмса. Да и смысла во всём этом не видел. Зачем? Такое количество «Холмсов» в последнее время вышло: американский, потом английский. Когда Андрей Кавун только писал сценарий, я его спрашивал, зачем ему это нужно, но у него уже глаза горели, он вцепился в этого героя и в эту историю. А я так и не находил точек пересечения с этим героем. Но меня, слава Богу, всё время на какие-то другие роли утверждали, и я постоянно был в разъездах. Думал: «Ну хорошо, избежал пробы на Холмса!». А там уже шли приготовления к съёмкам, но кастинг продолжался - ансамбль не складывался. Потом меня утвердили ещё на одну историю. Я опять говорю Андрею: «Извини, никак не получается». И вдруг съёмки картины с моим участием, которые не должны были останавливаться, потому что уже были выделены деньги, вдруг почему-то останавливаются. Финансирование прекратилось, всех распустили. Это было удивительно для всех. Я возвращаюсь, и меня встречает Андрей. «Ну, что? Давай-ка приезжай на пробы». Думаю: «Ну, ладно, приеду я на пробы». Я понимал, что серьёзно относиться к этому не надо: так, посижу, кофейку попью. Просыпаюсь утром и понимаю, что как-то нехорошо всё это - текст не выучил, не подготовился. Но что поделать - надо бежать на встречу. Приехали Андрей Кавун, Антон, будущий оператор этой истории, Андрей Панин. Мы начали общаться, разговаривать, но я как-то несерьёзно себя вёл: дурачился, шумел, сценарий кидал. И Андрей говорит: «Всё, тандем есть».

Дмитрий Лузган
Вы его спрашивали, почему он всё-таки вас выбрал?

Игорь Петренко
Спрашивал, но он до сих пор мне не ответил. Это надо у него спрашивать. У меня до сих пор не укладывается в голове, почему он решил, что именно я должен держать всю историю.

Дмитрий Лузган
И что было дальше?

Игорь Петренко
Дальше начались долгие поиски персонажа. Мы вроде бы как наметили что-то во время проб, но это касалось какой-то одной сцены, а там же длинная дистанция. И героя надо создать на всю историю. Его надо как-то приблизить к себе, жить им надо. Это ведь не тот английский интеллигент, которого мы знаем по советской экранизации. Наоборот, он - неврастеник, который вечно куда-то бежит, с кем-то дерётся.

Трейлер сериала «Шерлок Холмс»

Дмитрий Лузган
Какой он ещё?

Игорь Петренко
Я не могу сейчас рассказать. В любом случае, характер нашёлся. Где-то месяца через два работы я понял, что мы идём в правильном направлении. И я очень благодарен Андрею Кавуну, что мы начали снимать с проходов, с пробегов каких-то, в которых не нужна была серьёзная отдача в плане воплощения образа. В этот период мы его только искали. У самого у меня нет тех качеств, которые присущи Холмсу, и приходилось вырабатывать их, ведя себя в обычной жизни так, как вёл бы Шерлок. Нет учебника, как правильно его играть, а как - не правильно. Всё находилось в процессе. Не знаю, многие могут и не принять этого персонажа, потому что есть определенный стереотип, желаемый стереотип, скажем так. Но надеюсь, этот персонаж будет интересен.

Дмитрий Лузган
Вы своего героя собирали, как конструктор - что-то от Холмса-Дауни, что-то от Холмса-Камбербэтча? Или с чистого листа собирали образ?

Игорь Петренко
Нет, я об этом не думал. И сценарий-то я прочитал чуть ли не на съёмочной площадке уже. Никогда не забуду первый день. Большая группа, человек сто, готовится, выставляет кадр, реквизиторы и художники организовывают пространство, где мы должны находиться. А мне нужно сниматься сразу в странном каком-то костюме некоего оборванца, в которого Холмс перевоплощается для расследования. У меня одной штанины нет, на пиджаке дыра, на голове непонятный парик, перчатки рваные. И все такие поворачиваются - ждут появления Шерлока Холмса. А тут идёт нечто. Мне хотелось развернуться и пойти обратно: я в себя не верил. И я видел, как и Андрей Кавун нервничал, и Андрей Панин волновался. Конечно, скепсиса было очень много. Мало кто верил, что что-то получится вообще.

Дмитрий Лузган
Какого Ватсона оставил в наследство Андрей Панин?

Игорь Петренко
Сложно говорить, кто какого персонажа создал, пока сериал не вышел. Я так в двух словах рассказал, что именно Андрей был тем самым джентльменом, врачом, вернувшимся с фронта. Он интеллигентен, вежлив, воспитан, обаятелен. Уникальность этой роли для Андрея в том и заключается, что обычно он играет отрицательных персонажей, а здесь он положительный. С огромным сердцем, правдолюб.

Дмитрий Лузган
Значит, Ватсон перевоспитывал Холмса?

Игорь Петренко
Не успевал. Потому что Холмс всё время куда-то убегал.

Интервью со съёмочной площадки с Игорем Петренко

Дмитрий Лузган
В паре Холмс-Ватсон недостатки одного уравновешивают достоинства другого. У вас также?

Игорь Петренко
Конечно. Холмсу порой было плевать на какую-то людскую боль. Он, как сыщик, математически относился ко всему. Он мог и переступить через человека, не задумываясь, пройтись по столу, по белой скатерти в грязных ботинках, что для Ватсона совершенно немыслимо. И, конечно, между ними возникали конфликты на этой почве.

Дмитрий Лузган
Экшн-сцены как снимали? Был ли дублёр?

Игорь Петренко
Были и погони, и каретой пришлось управлять. Но опять же - экшн держался именно на Ватсоне. Потому что Холмса в какой-то момент либо вырубали, либо он куда-то убегал. И за пальбу тоже отвечал Ватсон, а не Холмс. Потому что Холмс и стрелять толком не умеет. Он всё время только кричал: «Стреляйте, Ватсон, стреляйте!». А тот ему: «Но я врач». Ну как-то так.

Дмитрий Лузган
Неужели Холмс вообще ничего не умеет?

Игорь Петренко
Ничего не умеет. Только преступления разгадывать, рассчитывать, планировать, полагаясь на своё уникальное мышление. И Ватсону с ним сложно, потому что Холмс - непредсказуем. Он может неожиданно свернуть и пойти в другую сторону. Холмс мог идти, идти, идти и зайти, например, в какое-то место, где сидит пьяная компания, человек шесть. Он мог подойти, ткнуть кого-то пальцем, не задумываясь о том, что его сейчас начнут бить. И в результате его начинали бить. И Ватсон оказывался рядом, слава Богу. И, собственно говоря, если бы не Ватсон, Холмс многие преступления так и не раскрыл бы. Потому что его убили бы.

Дмитрий Лузган
Как работалось с Андреем Паниным?

Игорь Петренко
По-разному бывало. И так, и эдак. На самом деле, это уже наш третий совместный проект, и в какой-то момент Андрюха говорил: «Давай уже, делай, что хочешь. Я подстроюсь». Я ему, конечно, очень благодарен, чувствовал мощную поддержку со стороны Андрея как партнёра. Я понимал, что могу вслепую дать ему пас, зная, что он его примет. И это позволяло мне импровизировать на площадке. Например, выпрыгивать из кадра на площадке нельзя - это не театр. Но нам повезло, потому что Андрей Кавун позволял нам делать это. Хотя свет стоял, был выстроен жёсткий рисунок, а сцена отрепетирована. Помню, делаем один дубль, второй дубль, третий, четвёртый. Не получается - нет искры в сцене. А сцена достаточно важная. А тут ещё и я нарушаю рисунок. Оператор не понимает, на ком держаться - то ли на Андрее, то ли на мне. И я говорю: «Простите, я не знаю, что это было. Всё, всё, всё. Больше не буду». Андрюха подходит ко мне и говорит: «Игорян, ты будешь всё время убегать?». Я ему: «По-моему, да. Я буду всё время убегать». Тогда он кивает: «Ну, всё, я понял, давай». И мы играли так, что он уже наперёд знал, где я буду в следующий момент. Конечно, это счастье работать с такими мастерами, как Андрей Панин. Я многому у него научился. Это была школа.