Иван Кудрявцев
Дэвид, я только что говорил со звёздами фильма. Они все говорят, будто бы вы удвоили или даже утроили масштаб проекта. Это так кажется или это так?
Дэвид Хейман
Я думаю, и то и другое, честно говоря. Мы оказываемся в Лондоне, в Нью-Йорке, в Париже, так что чисто физический ландшафт расширен.
Иван Кудрявцев
Но сегодня мы в Париже.
Дэвид Хейман
Да, сегодня, здесь — мы в Париже.
Иван Кудрявцев
А дальше остальные города…
Дэвид Хейман
И тут больше визуальных эффектов, как минимум потому, что ни Лондон, ни Нью-Йорк, ни Париж сегодня не выглядят так, как 90 лет назад. Например, Париж мы снимаем именно здесь, на студии, потому что он сейчас не выглядит в точности так, как нам нужно по сюжету. Потому что Миттеран его вычистил, он был весь в саже, гораздо мрачнее, чем сегодня.

Трейлер фильма «Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда»

Иван Кудрявцев
Послушайте, может быть, этот вопрос покажется вам неуместным, но я всё равно его задам. Это десятый фильм, что вы снимаете, развивая эту вселенную. И может показаться, что продюсерского риска тут уже вообще никакого нет: вы просто делаете, и делаете, и делаете. Но вы продюсер, вы отвечаете за деньги. И вы обязаны оценивать риски. Есть ли риск провала?
Дэвид Хейман
Всегда есть риск провала. Считайте меня наивным, но когда мы снимали фильмы о Гарри Поттере, я всерьёз тревожился, доберёмся ли мы до финала. Вплоть до четвёртого фильма. Я просто не был уверен, что зритель продолжит приходить на нас в кинотеатры. Потому что касса снижалась, и только потом вдруг рванула вверх. И я просто не знал… Ты рискуешь с каждым фильмом. Ты должен выдать хорошую картину. Чтобы люди пришли, и чтобы они захотели прийти на следующий. Понимаете, мы не относимся к этому как к продукту. Это страсть. Джоан Роулинг… и это то, что я больше всего люблю в этом проекте — он постоянно испытывает тебя на прочность и это испытание вознаграждается. И вы рассказываете истории персонажей, с каждым из которых мы можем себя отождествить, каждого из которых нам так или иначе знаком. И этот фильм, хоть его сюжет и разворачивается в двадцатые, — он сильно перекликается с миром сегодняшним, входит с ним в резонанс, ощущается актуальным. И все, кто задействованы на этом проекте — от продюсера и режиссёра, художника-постановщика и художника по костюмам, все, кто в кадре и за кадром, — относятся к этому миру со страстью. И это начинается с Джо [прим. ред.: Роулинг]. Это она создала эти колоритные характеры, этот богатый деталями мир, — своим безграничным воображением. И это даёт нам шанс преуспеть. Тут легко потерпеть фиаско, но своим словом Джоан Роулинг даёт нам шанс преуспеть.
Иван Кудрявцев
Ага, шанс. Шанс, но всё равно вызов. Но когда вы читаете сценарий драфт за драфтом, кстати — какой сейчас драфт на столе?
Дэвид Хейман
До финального ещё далеко.

Дэвид Хейман: «Когда мы снимали фильмы о Гарри Поттере, я всерьёз тревожился, доберёмся ли мы до финала».


Иван Кудрявцев
Ну вот, и когда вы читаете драфт за драфтом, как складываются отношения автора и продюсера. Это в вашей власти сказать: «Джо, вот эту пару страниц мы не можем себе позволить, мы не можем позволить себе, там, летающих слонов…» — я не знаю…
Дэвид Хейман
Вы знаете, она просто великолепна в сотрудничестве. Она очень практично подходит к делу. При этом — со страстью. В глубине души она знает, что нужно защитить, а чем можно поступиться. И её воображение позволяет ей взять то, что вот так, и повернуть это вот так. Но помогает и то, что на этом проекте она тоже продюсер, не только автор сценария. И она это заслужила. Своим трудом. И даёт ту уверенность, о которой вы говорите. Ты чувствуешь её руку в проекте. И студия «Уорнер Бразерс» финансирует его именно поэтому, выделяя все необходимые ресурсы. Они уверены в успехе, уверены, что так — люди обязательно придут на фильм. Это вовсе не означает «бери денег, сколько нужно». Мы не должны быть разумны, мы должны тратить их ответственно. И эту ответственность должны ощущать на проекте все без исключения. В то же время нужно добиваться, чтобы тебе дали всё, что требуется для невероятного фильма. Проблема в том, что… Знаете, я делал фильм за шестьдесят тысяч долларов, я делал фильм за пару сотен миллионов долларов… Ты никогда не чувствуешь, что денег — достаточно. Ты всегда должен идти на какие-то компромиссы, точнее - что-то подгонять под бюджет. И иногда самые лучшие вещи получаются именно в этом стремлении изобрести что-то заново, из этих самых финансовых соображений.