На выставке представлены цветные и чёрно-белые фотографии со съёмок картины. В основном это работы фотографа Александра Низовского, а также технического супервайзера Дмитрия Широкова, отвечавшего за конечную, по выражению Фёдора Бондарчука, «тональность» произведения. Есть и несколько снимков самого режиссёра.


Экспозиция открывается со знаменитой работы классика советской фотографии Эммануила Евзерихина «Хоровод с крокодилом» — символа «бывшей», прошедшей мирной жизни: несколько гипсовых пионеров танцуют вокруг крокодила, героя стихов Корнея Чуковского посреди дымящихся руин Сталинграда, места самой кровопролитной битвы Второй мировой. Этот образ стал ключевым для художника-постановщика «Сталинграда» Сергея Иванова при создании удивительных декораций для фильма. На выставке аутентичная работа Евзерихина была представлена для того, чтобы зритель мог сам оценить элемент его погружения в реальность войны, созданную авторами «Сталинграда».

По словам продюсера картины Александра Роднянского, кино — это фабрика по производству эмоций и смыслов.

«Фильм «Сталинград» делался с той амбицией, чтобы эмоциональное впечатление осталось навсегда с его зрителем, - продолжает рассуждать Роднянский. Поэтому для нас важно важно было добиться документального соответствия, пусть неполного, но существенного. Нам было важно, чтобы фотографии выставки принимались за кадры архивной хроники».

</a>

Подобный эффект достигается на множестве фотографий выставки, главным образом, чёрно-белых. Солдат вермахта в круглых очках, сбитый бомбардировщик «Хенкель», похожий на вытащенного из воды кита, идущий в атаку красноармеец, снятый в движении — всё это, как минимум, может сбить с толку даже подготовленного зрителя. Главная заслуга по созданию такой реалистичности, по словам Бондарчука, принадлежит Сергею Иванову, и все члены съемочной группы постоянно фотографировались на площадке:

«Даже не на фоне масштабных декораций, а просто на земле, взрыхлённой взрывам, с в топтанными в неё гильзами и листовками».

Фотосъемки: технические, любительские, а затем и профессиональные, - велись постоянно. У самого Роднянского на телефоне порядка 300 кадров, всего же по словам продюсера, снимков было сделано несколько тысяч.

Идея выставки принадлежит директору музея Ольге Свибловой. По ее словам, Фёдор Бондарчук, показывавший кадры со съёмок всем знакомым и друзьям, прислал снимки и ей. Увидев их, куратор была удивлена и загорелась мыслью создать выставку:

«Спустя много лет людям будет интересно сравнивать реальность исторического документа, который хранится в музее, и то, что происходило в фильме, ведь создатели «Сталинграда»  старались воспроизвести мельчайшие детали того времени».

</a>

По её словам, многие кадры, присланные ей Бондарчуком, годились для выставки: «они были отлично кадрированы, в них все было идеально с точки зрения композиции и резкости». Тем не менее, главной для Свибловой стал другой фактор — драйв, главное свойство любого художественного произведения. По её мнению, на представленных фото драйва хватает в избытке.