Сразу после окончания киношколы в 1989 году Майкл Бэй начал снимать рекламные и музыкальные клипы для компании Propaganda Films. Aerosmith, Тина Тёрнер, Лайонел Ричи – вот лишь неполный список звёзд, с которыми он сотрудничал. За этим последовали рекламные ролики для Nike, Budweiser, Coca Cola, Reebok, Levis, Miller, Mercedes Benz, Victoria’s Secret и многие другие.

Уже в 1995 году Бэй получил премию от Американской гильдии режиссёров в номинации «Лучший рекламный режиссёр года».


Бэй демонстрировал феноменальную одарённость - будучи еще совсем юным, он завоёвывал самые престижные призы на мировых фестивалях рекламы. Так, его ролик Got milk? Aaron Burr победил на фестивале Clio и получил Гран-при в номинации «Лучшая реклама года». А золотой и серебряный «Львы» в Каннах достались ему за ролики Budweiser, Bugle Boys and Miller. Ролик Got Milk? был официально включён в коллекцию Музея современного искусства в Нью-Йорке.



«Снимать рекламу не так просто, как кажется - надо обрабатывать тонны материала и превращать его в короткое ёмкое видео. Главные составляющие: зрелищность, юмор, оригинальная подача, идея. Это маленькая модель фильма. Мне нравится, когда у меня ограниченный формат - каждый кадр должен быть чётким - ценна каждая секунда. Рассказать историю за 30 секунд – вот сила! Для меня реклама – колоссальный опыт, который был мне необходим - я ведь всегда хотел создавать зрелищное кино. Моя цель - дать возможность человеку пережить то, что в обычной жизни невозможно».



Дебютная полнометражная работа Майкла стала настоящим блокбастером: "Плохие парни" с Уиллом Смитом и Мартином Лоуренсом в главных ролях собрали в мировом прокате в 1995 году свыше $140 млн.


Через год большой куш в $335 млн. в прокате сорвала «Скала» с Шоном Коннери и Николасом Кейджем. Третья картина – «Армагеддон» с Брюсом Уиллисом, Беном Аффлеком и Лив Тайлер – обеспечила более $550 млн. мировых сборов.

Продолжая снимать ролики в перерывах между полнометражными блокбастерами, Бэй охотно ставил и жанровые эксперименты: в 2001 году снял военную драму «Перл Харбор», а вслед за сиквелом «Плохих парней» - триллер «Остров» с Юэном Макгрегором, Скарлетт Йоханссон, Шоном Бином и Стивом Бушеми.

Шайа ЛаБёф и Майкл Бэй на съёмках "Трансформеров"


Но главным в карьере Бэя стал, конечно, проект «Трансформеры», вышедший летом 2007 года. Бэй взял за основу мультфильм 80-х годов и превратил его в захватывающий блокбастер, который собрал более $700 млн. по всему миру. Майклу стало тесно в режиссёрском кресле: в середине двухтысячных он вместе с продюсерами Брэдом Фуллером и Эндрю Формом создаёт свою производственную студию Platinum Dunes. Её конёк - среднебюджетные фильмы не дороже $20 млн., миссия - помогать начинающим талантам. Под крылом Бэя и его партнёров создаются такие хиты, как «Техасская резня бензопилой» (1 и 2 части), «Амитвилльский ужас», «Попутчик», «Всадники», а также ещё не вышедшие триллеры «С приходом тьмы» и «Птицы».

«В любом сценарии я ищу вызов. История должна захватить меня, дать мне нечто новое – полет фантазии, то, что заставит работать мою режиссёрскую мысль. Если ты не хочешь упасть с вершины славы, ты должен всё время испытывать себя, напрягать мозг, быстро думать. Самое сильное чувство, заставляющее меня действовать – это страх поражения»

Злые языки наговаривают, будто собак Майкл любит больше, чем людей. Но работать с ним в Голливуде считается особой привилегией.


Cтиль Майкла Бэя - как в большом кино, так и в рекламе, которую он продолжает снимать, - не спутать ни с чем: энергичный, порой агрессивный монтаж, надолго впечатывающиеся в сознание образы, безупречно чётко прописанный сюжет и - никакой экономии на спецэффектах и составе группы. Сам Бэй не устаёт с гордостью повторять, что всегда нанимает лучшую команду. Майкла Бэя отличает и тонкий вкус. Его реклама - всегда легкая, интригующая, остроумная: он стремится органично вплести бренд в ткань сюжета, дать ему настоящую роль наравне с другими персонажами истории.

Перфекционист, Бэй очень требователен не только к себе, но и к окружающим. Не все выдерживают тот ритм работы, который он задаёт на площадке. В Голливуде о нём говорят разное: кто-то его просто боится, кто-то крутит пальцем у виска и называет чокнутым фанатиком, но в професионализме - и уж точно в таланте - Бэю не отказывает никто. Его съёмки сравнивают с крупномасштабными боевыми действиями, а его - с генералом, и без тени улыбки отвечают на его команды: "Да, сэр".


Invisible from Michael Bay Dot Com on Vimeo.



Ссориться с Бэем не рискуют и продюсеры, и главы студий. Он всегда твёрдо знает, чего, а главное - сколько - хочет, он способен ставить ультиматумы, называть и выдерживать свои собственные сроки: творческая свобода ему нужна, как воздух. Он признаётся, что, скорее, откажется от самого лучшего сценария в мире, чем станет заложником чьих-то условий. Впрочем, времена, когда продюсеры опасались полностью довериться Майклу - давно миновали.

«Я не дьявол и не такой страшный, каким меня выставляют. Я никогда не нападаю на людей и не обижаю никого конкретно. Просто я стараюсь добиваться своей цели. Моя команда знает, что будет работать из последних сил, но в конце концов мы все будем горды результатом»


Режиссёр признаёт, что его фильмы - не слишком глубоки, даже наивны, но зато заставляют зрителя смотреть на экран не отрываясь и полтора, и два с половиной часа, затаив дыхание. Бэй добивается этого, выкладываясь на 110% на всех стадиях производства и проката картины. Он стойко переносит изнуряющие промо-туры с их многочасовыми перелётами с континента на континент, чётко понимая, что даже самый беспроигрышный проект требует постоянной бережной заботы своего создателя. Отчасти потому, наверное, и верят зрители его простым героям, что рисует их Бэй искренне, беззастенчиво, с себя самого: они несовершенны, они способны ошибаться, но они никогда не опускают руки и в каждой новой трудности видят лишь возможность для подвига.