Сергей Сычёв: «“Большой” - авторское высказывание о нашей эпохе и о нас, которые живут здесь и сейчас»

“Большой” - это авторское высказывание о нашей эпохе и о нас, которые живут здесь и сейчас. О том, что нам было дано так много и что нам никто особенно не мешал строить тот мир, в котором мы хотели бы жить. И что если кто-то из нас в итоге оказался «третьим лебедем», а не примой в сегодняшней реальности, то винить в этом нужно только себя. Девяностые Тодоровский изображает как время страшное, но вместе с тем – как эпоху, когда трамплины были крутыми, а импульсы – сильнейшие, и можно было взлетать очень высоко. Не бандиты и не олигархи виноваты в том, что с нами случилось, утверждает фильм, а только наши инертность, лень, страсть к саморазрушению, неверие в собственные силы, разбазаривание представившихся возможностей, неумение пользоваться своими преимуществами – и т.д., и т.п. Фильм в этом смысле, несмотря на тёплую цветовую гамму, оказался суровым приговором художника всем поколениям, которые через 90-е к нашим дням пришли проигравшими, но не хотят признавать в этом своей вины».

Трейлер фильма «Большой»

Ярослав Забалуев: «“Большой” – многофигурная композиция»

“Большой” — это многофигурная композиция, выстроенная на системе флэшбеков и флэшфорвардов, действительно очень литературная в своей основе. Тут надо вспомнить, что Тодоровский всегда был актёрским режиссёром, и в “Большом” перед ним стояла, пожалуй, самая сложная задача в карьере. Главные роли здесь играют по большей части настоящие танцоры и танцовщицы — в психологическом кино при съёмках сцены разговора у станка дублёры с хорошей растяжкой не помогут. И надо сказать, что Маргарита Симонова, Анна Исаева, Андрей Сорокин и сыгравшая Юлю в детстве Екатерина Саймулина могут уже завтра ждать предложений продолжить кинокарьеру — настолько живо и достоверно они существуют на экране. Тем паче, что основной партнёршей для них стала Алиса Фрейндлих — великая русская актриса редко гостит на экране, и то, как она здесь играет великую балетную старуху (списанную, судя по созвучию имен, с Майи Плисецкой), действительно стоит увидеть».

Антон Долин: «“Большой” – это событие»

Кто поспорит, “Большой” — событие. Первый за девять лет полнометражный фильм Валерия Тодоровского. Первый в новейшей истории фильм о Большом театре, снятый в тесном сотрудничестве с ним. Первая кинопремьера на его сцене со сталинских времён. Картина, в которой главные роли играют не просто дебютантки, но профессиональные балерины, превращённые Тодоровским в актрис. А рядом с ними Алиса Фрейндлих, Валентина Теличкина, Александр Домогаров. Мимо такого не пройдёшь. Как не пройдёшь мимо здания Большого, не взглянув мечтательно на колоннаду: “Вот бы побывать там на «Жизели», с Захаровой и Цискаридзе…” Мечта останется мечтой, но некоторые мечты лишь выигрывают от того, что не реализуются».

Борис Иванов: «Когда Фрейндлих в кадре, её партнеров с трудом замечаешь»

Зато в “Большом” много остроумного юмора, преимущественно словесного. Его так много, что фильм впору называть не драмой, а трагикомедией. Благо, что у Алисы Фрейндлих весьма существенная роль, и бывшая героиня “Служебного романа”, давно не появлявшаяся на большом экране, с удовольствием напоминает публике о своём комедийном даре. Ее колоритная и многогранная работа в “Большом” – из числа тех, о которых в Америке пишут, что это весомый претендент на “Оскар”. Когда Фрейндлих в кадре, её партнеров с трудом замечаешь. Вот что значит харизма!»

Дмитрий Бортников: «“Большой” – это книга, которой можно зачитаться»

“Большой” - это такая книга, которую зрители приоткрывают и сразу же зачитываются ей, оторваться от неё невозможно, т.к. публику не покидает ощущение, что вот именно сейчас что-то может произойти, причем именно то, что изменит жизни героев навсегда. Как восхищаются сами актёры балета, сценаристу Анастасии Пальчиковой и режиссёру Тодоровскому удалось выделить главное, просто и подробно рассказав о том, как всё начинается, продолжается и у некоторых всё-таки заканчивается на подмостках Большого. Одной из главных удач проекта можно назвать закольцованную структуру сюжета и правильную подачу флешбеков. У Тодоровского нет ни единого лишнего кадра, а всё, что показывается, разъясняется или дополняется потом в диалогах».

Татьяна Кузнецова: «Тодоровского в балете пленяет буквально всё»

Обаяние “Большого” — в искреннем восхищении балетными людьми и этой невероятной профессией, которым пронизан фильм Тодоровского. Видно, что режиссёра пленяет буквально всё: одежда, привычки, сленг. Валерия Тодоровского завораживают человеческие отношения в этом странном мире, где бытовые разговоры люди ведут, привычно задрав ноги за уши, где физические перегрузки и солдатская дисциплина — норма жизни, где мальчики хватают девочек за ляжки не от похоти, а по долгу службы, где девочки уверены, что теряют девственность не в постели, а от растяжек».

Егор Москвитин: «Фильм Тодоровского вынужденно делится на три части»

Фильм Тодоровского настолько большой (впереди ещё целый сериал), что вынужденно и непропорционально делится на три части: то, что происходит в академии; то, что происходит в российской глубинке; и то, что происходит на главной сцене страны. История с академией — попросту блестящая: молодые танцоры чувствуют себя в родных стенах, как рыбы в воде, а маленьких (но не для юных героев!) конфликтов здесь столько, что зритель вспомнит и советские озорные романы воспитания, и американские спортивные драмы, и всё, что ему доводилось читать о царском лицее. Фильм пышет энергией юности, причем юности особой и редкой — страстной, но сосредоточенной на труде. А быстрое взросление подводит героинь к сложнейшей дилемме. С одной стороны, их рабочая этика и физическая и психологическая самоотдача уже делают их в глазах зрителей чем-то вроде современных святых. С другой стороны, в “Лебедином озере” может быть только одна Одетта, а значит, святым нужно как-то избавиться друг от друга».