Егор Беликов (Фильм.Ру):

Во-первых, и это важно, “Хрусталь” формирует о девяностых какую-то новую аутентичность, фиксирует визуальный облик эпохи так же, как это сделал “Брат”. То есть как: сначала были девяностые, потом о них сняли фильм “Брат”. И теперь в нашей с вами голове 90-е — это именно “Брат”, мы все знаем, что в те времена Данила Багров гулял по припорошенному уже не Ленинграду, но ещё не Петербургу и слушал кассету с “Наутилусом”. Теперь же, после “Хрусталя”, девяностые — это не только Багров, вещевые рынки с развешанными по деревьям товарами (потому что вешалок нет), где торгуют пиджаками с пришитыми наспех дома шильдиками Pierre Cardin. Это длинная очередь на подачу документов в американское консульство — и в то же время муторные и убедительные рассказы о том, что жить и работать нужно только на родине. Кроме того, в жизни глаз ко всему привыкает, но здесь увиденный ковёр, висящий на стене, просто бьёт под дых. Это же мы так живём, это же наше до боли знакомое естество. И в то же время бедность девяностых красива хотя бы как китч: примерно в том же стиле, дерзком и нелепом, одеваются современные рейверы».

Антон Долин (Meduza):

При этом выразительный, трогательный и часто забавный “Хрусталь” никак не подогнать под пустой штамп “чернуха’: слишком объёмными, живыми и сложными вышли все его персонажи. С другой стороны, параллели с перестроечным и постперестроечным кинематографом отрицать невозможно. Это своеобразная вариация и “Маленькой Веры”, и “Облака-рая”. Только в первой из этих картин яростный конфликт поколений давал смутную надежду на лучшее будущее, а во второй герой уезжал-таки в прекрасное далёко. Траектория Вели формально принадлежит той же эпохе, а по сути отражает наше тупиковое время — это движение по кругу, без перспектив»
.

Трейлер фильма «Хрусталь»

Алексей Филиппов (Кино-Театр.Ру):

Легкий налёт иронии, которая вкупе с вырвиглазным подбором цветов (и замечательной артисткой Насибуллиной) до поры до времени роднили “Хрусталь” с прошлогодним дебютом Александра Ханта “Как Витька Чеснок вез Леху Штыря”, исчезают. Начинается высказывание в духе “Левиафана”, не дополненное ни библейскими образами, ни живописными решениями. Степан, не без интереса послушав про человеческую свободу, в итоге все равно поступает как воспитанный на территории вечной тюрьмы зверь, а запойная свадьба, на которой цитируется знаменитый кадр с хлобыстающим водку из горла Серебряковым, оборачивается похоронами человеческого в саркофаге постсоветского сознания. Если бы фильм был строже, смелее и последовательнее, его можно было бы сравнить с “Грузом 200”, но Дарья Жук и её сосценаристка Хельга Ландауэр, скорее, жонглирует удобными стереотипами, по старой памяти ставя ноль практически всем слоям населения. Напоследок Веля читает младшему брату Степана и его наметившимся усам монолог о том, что “Нет - значит нет”, и возвращается в Минск, где уже маячат флаги новой жизни, которая, как понятно из 2018-го, на уровне конфликтов не сильно отличается от старой. Вся надежда, что новое поколение вырастет в цивилизованных людей».

Елена Громова (КиноАфиша):

Интерьеры выглядят аутентично, но это ещё не свидетельство в пользу того, что история в фильме – это история 90-х и из 90-х. Тут не столько проработан сюжет о жизни в отдельно взятое десятилетие, сколько удачно схвачен портрет девушки, которая вполне может быть нашей современницей. Как бы порой ни были сомнительны сценарные решения, образ Вели не вызывает вопросов и нареканий – он точный и, к сожалению, болезненный. Главная героиня фильма – девушка с образованием и никому не нужная. Дарья Жук разбрасывает по всей ленте массу громких высказываний и лозунгов, но судьба Вели, её внутренний мир считываются не только и не столько по ним, сколько между строк. Она думающая женщина, для которой её ненужность, сплошные препятствия в плане реализации своего творческого потенциала оказались невыносимой ношей. Она не нужна такая, какая она есть, а измениться и приспособиться к окружающему миру у неё не получается, вот и появляются в её сердце мечты о невозможном месте, где все друг друга уважают, ценят личное пространство и можно прилично зарабатывать на хобби. Осталось только прикрепить ярлык к своим фантазиям ‒ Веля схватилась за бирку “Америка”».