Елена Громова («КиноАфиша»):

Немеш водит Ирис Лейтер по Будапешту как по запутанному лабиринту, и ни в одном из его закоулков нет безопасного места. Город в фильме обманывает и заманивает всё дальше в дебри. Дорогие шляпки, что старательно изготавливают модистки в магазине Лейтер, лишь фасад, за которым скрываются ужасающие вещи, окраина города и шикарные дворцы тоже таят немало угроз. Ирис бегает по Будапешту, пытаясь найти правду о себе, о своей семье и людях, которых видит в первый раз в своей жизни. Она одержима поиском истины, но опрокидывая одну ширму, обнаруживает за ней ещё и ещё одну перегородку… Юли Якоб сыграла молодую девушку на грани помешательства, настолько сильно её героиня оказывается зависима от поиска тех, кто мог бы пролить хоть каплю света на историю её семьи, а значит, и на её собственную историю, подарить ей право на наследство и на память. Немеш доводит Ирис до такой степени отчаяния, что в “Закате”, как и в “Сыне Саула”, тоже истончается грань между происками воспалённого сознания и действительностью. Как и Саул, Ирис готова обманываться и видеть в прохожем брата, а быть может, он и есть её брат. Кто знает? – Ласло Немеш скорее стремится окончательно запутать, а не преподнести чётко артикулированный ответ на блюде с золотой каймой. “Закат” не детектив, в финале которого особо догадливым объяснят, кто что натворил. Этот фильм соткан из намеков на заговоры, тайны, мистификации вперемешку с наивным желанием найти хоть кого-то, кому можно верить».

Трейлер «Заката»

Вера Хлебникова («Сеанс»):

У Немеша превосходный оператор — Матьяш Эрдей. Его камера, своего рода perpetuum mobile, несёт на себе всю художественную нагрузку. Снующий челнок, одна она и жива среди мертвого мира, с которым венгерскому режиссёру, похоже, сподручнее управляться, чем с миром живых. Заблудившийся среди призраков и мертвецов в дебютном “Сыне Саула” Немеш всё хуже различает реальное, воображаемое и потустороннее, тем самым равно обесценивая и то, и другое, и третье. В “Закате” (Napszállta) из солнечной пыли, нерезкости и белизны соткан Будапешт последних дней Австро-Венгерской империи. Время Габсбургов подходит к концу, время шляп — тоже, головные уборы для дам выйдут из моды даже скорее мужских».

Стас Тыркин («Комсомольская правда»):

Перед нами типичный случай провала второго фильма - его, как известно, сделать сложнее, чем первый. Тоже очень одарённый пластически режиссёр, как и Гуаданьино, вроде бы стремится не повторять успех своего предыдущего фильма, “Сын Саула”. Вместо мужского протагониста - фильм строится вокруг женщины. Вместо страшных декораций концлагеря - благолепие шляпных салонов и тому подобный австро-венгерский кремовый лоск. Но далеко уйти от “Саула” не получается. Автор убеждает нас в предстоящих ужасах Первой мировой и настойчиво погружает в истерику близящегося заката Европы, а нас и убеждать не надо, мы с ним. По сюжету молодая девица Ирис прибывает из Триеста в Будапешт, в то время одну из европейских столиц. Её родители погибли в огне, когда ей было два года, и сейчас она желает получить работу в шляпном салоне, принадлежавшем когда-то её семье и носящем её имя. Но в работе ей отказывают, зато выясняется, что где-то у неё водится сумасшедший брат, которого она не в состоянии найти в двухчасовой беготне по экрану и, видимо, по этой причине в финале она сама надевает мужскую шляпу и отправляется в траншею Первой мировой. Успешно сыграв на теме Холокоста, Немеш не смог переформатировать себя под более легковесный материал, и был справедливо освистан - спрятаться в этот раз оказалось не за чем, а формальным мастерством уже давно никого не пробьёшь».

Трейлер «Заката»

Василий Степанов («КоммерсантЪ»):

Немеш сплетает свое кино из мириад линий, которые сходятся и расходятся, словно тончайшие нити в кружевах, которыми обёрнуты модистки в ателье “Лейтер”. Но лишь один элемент конструкции присутствует в кадре постоянно — это шляпы. Какой замечательной наглостью должен обладать автор, чтобы превратить головной убор в лейтмотив фильма о крахе цивилизации! Действительно, что может быть красивее и несвоевременней дамской шляпки, когда совсем скоро полетят головы? Фильм начинается с долгой примерки в салоне “Лейтер”, а заканчивается проходом потерявшей широкополый убор героини. Что ж, смерть империи и старого мира — достаточный повод для того, чтобы снять шляпу».

Валерий Кичин («Российская газета»):

Понятно, почему в конкурс взяли венгерскую костюмную драму "Закат": её снял Ласло Немеш, получивший "Оскара" за новаторский фильм "Сын Саула". От него ждали многого, у кинозала была рекордная толпа. 2,5-часовой "Закат" переносит нас в Будапешт начала ХХ века, в мир барочных дворцов, лощеных туалетов, сладчайших мелодий Кальмана и предчувствия Первой мировой войны. Героиня приезжает в город своего детства в надежде устроиться модисткой в шляпный магазин, некогда принадлежавший её отцу. Её не берут, и тут есть некая загадочная предрешенность; зато в тумане событий брезжит фигура никогда ею не виденного брата. И начинается одиссея храброй девушки по тёмным закоулкам большого города с его мрачными тайнами. Режиссёр, мне показалось, механически перенёс приём макабрического "блуждания в поисках", принёсший ему такой успех в драме о Холокосте, в совершенно иную среду и стилистику, и тот сразу обнаружил свою ограниченность. Сеанс "глубокого погружения" не состоялся, фильм кажется нарочито замедленным, переполненный под завязку зал быстро поредел».