Действие фильма «Мег: Монстр глубины» разворачивается в 320 километрах от китайского побережья. Научно-исследовательская станция, занимающаяся изучением Марианской впадины, погрузилась слишком глубоко: там учёные обнаружили мир, полный неизвестных науке существ. Потревожили они покой и гигантского чудовища – мегалодона, предка белой акулы. Чтобы спасти экипаж станции, за помощью обращаются к опытному дайверу и археологу Джонасу Тэйлору, который ранее уже сталкивался с этим монстром. Правда, после первого нападения этого гиганта учёному никто не поверил.

Трейлер фильма «Мег: Монстр глубины»

Сергей Сергиенко («The Hollywood Reporter российское издание»):

Самое важное в этом фильме – не задумываться о физике происходящих процессов. Глубоководные погружения в стеклянных батискафах, всплывающие с глубины в 12 километров акулы, растения на самом дне самой глубокой точки мира – всё это не выдерживает никакой критики, но сделано ради эффектности. Снимать подобное достоверно и одновременно с тем интересно сумеет далеко не каждый – и это явно задача не по плечу Джону Тёртлтаубу. У фильма вообще гигантские проблемы с логикой, которые легко увидеть даже совершенно несведущему человеку. Пожалуй, самое удиительное то, что Джонас Тейлор уже сталкивался с мегалодоном, что напрямую противоречит тому, что происходит дальше по сюжету. К чести сценаристов, в некоторых моментах всё же проговариваются какие-то азы, и некоторые сцены всё же работают так, как они могли бы работать в реальном мире. Выглядят они, правда, как та самая ложка мёда в бочке дёгтя – на общее восприятие практически не влияют».

Дмитрий Бортников («КиноАфиша»):

“Мег: Монстр глубины” – это, пожалуй, пока лучший фильм лета, до конца которого осталось совсем немного. Это блокбастер, ради которого действительно стоит добраться до кинотеатра и увидеть огромное, безумно дорогое кино, героям которого хочется верить и сопереживать. Где создатели используют всё, что накопилось со времен первых “Челюстей”, чтобы испугать, удивить и заставить зрителей испытывать неподдельные эмоции. Здесь есть и отсылки к “Бездне” Джейсма Кэмерона, и к “Глубокому синему морю” Ренни Харлина, и даже к “Пираньям 3D” Александра Ажа. Но “Мег”, несмотря на все параллели и сравнения, получилась цельной, смешной и страшной, стоящей тех двух часов, которые можно потратить на её просмотр. И это будет гораздо более интересный и захватывающий просмотр, чем очередная часть “Мира Юрского периода”, “Рэмпейджа” или слишком активного Тома Круза в продолжении “Миссии невыполнима”».

Сергей Оболонков («Кино@mail.ru»):

Все персонажи картины, включая высококлассных учёных, функционируют в одном из двух режимов. В первом каждый из них ведёт себя как потенциальный лауреат Дарвиновской премии, то есть совершает предельно идиотические поступки один за другим. Во втором режиме в героях (справедливости ради отметим: не во всех) вдруг просыпаются сверхспособности, дающие возможность выполнять немыслимые виражи на батискафах и буквально выпрыгивать из пасти хищника. “Мег” как бы говорит нам: “Человеческая глупость беспредельна, но Стэйтем все равно всех победит”. В результате время от времени хочется поболеть за акулу, а не за её жертв, что вряд ли соответствует задумке авторов картины».

М. С. Парфёнов (Horrorzone):

Сюжет в подобного рода кино вторичен, хотя, отдадим должное сценаристам, скучать история не даёт даже в перерывах между аттракционами с участием громадной акулы. Присутствует и драматизм, и юмор. А вот с чрезмерным пафосом - частой бедой эпичных голливудских блокбастеров - проблем нет. Попенять в этом смысле можно разве что на перебор трагизма в паре сцен с гибелью второстепенных персонажей определённой национальности - что ж, создатели картины явно ориентировались на китайский рынок, посему персонажи-китайцы сплошь хороши и умирают геройской смертью, в то время как среди американцев и подонкам место находится, и просто проблемным ребятам, и гибнут они (когда и если гибнут) далеко не столь красиво».

Денис Рузавев («Лента.Ру»):

Нелегко оказывается поверить и создателям самой “Мег” — тем более, что выразительнее всего режиссёр Джон Тёртлтауб (известный прежде всего по впечатляющей в своей смехотворности приключенческой франшизе “Сокровище нации”) снимает в этом кино продакт-плейсмент: хотелось бы, к слову, знать, сколько заплатили за своё присутствие в кадре производители водонепроницаемых часов, раз уж камера так охотно фокусируется на запястьях героев даже в минуты нагнетания саспенса. Теоретически идея снять кино о противостоянии Джейсона Стэйтема и гигантской доисторической акулы вовсе не кажется кощунственной — в склонном к мегаломании летнем прокате чрезмерный абсурд обычно более чем уместен. Проблема в том, что “Мег” признавать свою смехотворность — и черпать в ней потенциал как для гротескного юмора, так и для циничного кровопролития — отчаянно отказывается. Тёртлтауб то тратит чуть ли не полчаса экранного времени на насыщенную псевдо-научной болтовней экспозицию, то отвлекается от акулы на утомительные — и нужные, кажется, исключительно для китайского рынка — тёрки между героем Стэйтема и парой ученых родственников из Поднебесной. Да что там — если для откровенно CGI-сгенерированной акулы ещё находится хотя бы одна сцена подлинного кинематографического вдохновения (в ней взмывшая в небо камера сверху взирает на вторжение мегалодона в пляжный отдых пары сотен обывателей), то бедняге Стэйтему не достаётся и этого. Из всех талантов экшен-звезды Тёртлтаубу почему-то дороже всего оказывается умение Стэйтема обеспокоенно и угрожающе вздёргивать брови».