Антон Долин (Meduza)

Но если это и «Гамлет», то в диснеевской версии. Романтический, цветастый, сентиментальный. И здесь главная — все-таки принцесса, а не принц, и на роль безропотной Офелии она не согласна. Матильда не утонет (хотя в фильме её пытаются утопить) и тем более не уйдет в монастырь. Польская актриса Михалина Ольшанская бесстрашна, пластична, обаятельна, она настоящая звезда; в самом деле, трудно поверить, что такая отыскалась бы в нашем закомплексованном кинематографе. Она задаст тон всему фильму — оживит своими очаровательно неловкими фуэте церемонный и старомодный балет. Благодаря фантазии влюблённых ритуал перерастёт в сказку.

В этой сказке найдется место старому мудрому монарху, коварной сопернице, ревнивому претенденту на сердце красавицы, комическому учителю танцев (колоритный Евгений Миронов), лукавому царедворцу (здешний Полоний — Победоносцев в филигранном исполнении ветерана «Таганки» Константина Желдина), злобному и коварному, как в «Бременских музыкантах», сыщику (главу сыскной полиции Власова сыграл темпераментный Виталий Кищенко) и даже, не поверите, инфернальному колдуну, роль которого поручена фактурному худруку «Шаубюне» Томасу Остермайеру».

«Матильда». Трейлер

Максим Сухагузов («Афиша»)

Ольшаньская вместе с Ларсом Айдингером привносят в фильм мощной глоток европейской школы, где актеры, в отличие от тяжеловесного российского стиля игры, умеют использовать язык тела. Бессмысленно отрицать, что для роли балерины была необходима эта нездешняя раскрепощенность, магическая сексуальная энергия — почти необъяснимая, но и без намеков на сальности. Поэтому Михалина Ольшаньская — настоящая удача для ленты. В каком-то смысле это даже круче, чем если бы на её месте оказалась Кира Найтли. От Ольшаньской не оторвать глаз — явный признак восходящей звезды».

Михалина Ольшанска и Ларс Айдингер


Олег Зинцов («Ведомости»)

Мало одной красоты, это ведь фильм о любви – и не только Ники и Мали, как называют друг друга герои. Это фильм о любви Алексея Учителя к родине и монаршей семье, о восхищении её великими мужами. В сцене, воссоздающей знаменитое крушение императорского поезда в октябре 1888 г., режиссёр показывает подвиг Александра III (Сергей Гармаш), который один, как атлант, удерживает рухнувшую крышу вагона, чтобы из него успели выбраться все чада и домочадцы, а также оказавшиеся не способными к самопожертвованию офицеры и прочие денщики. Считается, что так оно и было и Александр Александрович фатально подорвал здоровье именно в тот день, так что все героические ракурсы и позы оправданны. Но суть этой сцены не в исторической точности, а в страсти, с которой Учитель показывает нам идеального монарха, знающего, как надо держать Россию («Вот так!» – сожмёт он чуть позже кулак в разговоре с наследником, и в дрожи некогда могучей руки внимательный зритель прочтет всю будущую трагедию страны)».

«Матильда». Трейлер

Стас Тыркин («Комсомольская правда»)

Коллизия, достойная чопорных британских романов, утоплена, однако, в разливанном море страстей - как и положено в мелодраме. Матильду Феликсовну или, как называет ее Ники, Малю, любит не только будущий царь, но и (робко) его двоюродный брат, великий князь Андрей (Григорий Добрыгин) и (отчаянно) поручик Воронцов (Данила Козловский). Воронцов - вымышленный персонаж, но у него был прототип, английский офицер. Заслуга Учителя и исполнительницы роли Матильды молодой польской актрисы Михалины Ольшанской - в том, что достаточно лишь взглянуть на неё, чтобы понять, почему от Кшесинской так сходили с ума и особы голубых кровей, и горячие солдафоны. Хотя фраза, выкрикнутая Воронцовым в лицо Ники: «Ты украл мой поцелуй!» всё же принадлежит жанру мелодрамы на разрыв аорты.

Этот разрыв, как мы знаем, последует позже, вообще преувеличенный мелодраматизм фильма оправдан преувеличенными ужасами российской Истории. «Если ты коронуешься, то погубишь всех, кого любишь!» - прозорливо бросает в лицо Ники агитирующая его жениться на себе Маля. В одной из финальных сцен Ники сообщает матери, что всё для себя решил, что он хочет остаться частным лицом и избежать как коронации, так и брака с Аликс. В картине Учителя витает ностальгически смутный вопрос: возможно, будущее России могло быть совсем другим, если бы Ники разрешили остаться человеком, а не заставили быть царём?».

Немецкий актёр Ларс Айдингер в образе Николая II


Андрей Василенко (Colta)

События прошлого, субъекты исторических коллизий по природе своей не могут быть втиснуты в рамки жестко идеологизированных дискурсов — именно с таким высказыванием Алексей Учитель обращается к аудитории. Его вольное обращение с историческим материалом, склонность к китчу — не дефект, а достоинство «Матильды», цель которой — позабавить зрителя, а не удовлетворить членов того или иного исторического общества. Мифологизированная фигура Николая II обретает в его фильме характеристики обычного человека, воссоединяется с народом как равная, лишенная патерналистской ауры. Как жить с таким образом сомневающегося самодержца в ситуации мучительных сомнений настоящего, вечного поиска решений реальных проблем в туманных образах прошлого?».

На съёмках «Матильды» Алексея Учителя. «Индустрия кино» от 07.11.14

Ярослав Забалуев («Газета.ru»)

Разумеется, никакой особенной крамолы в «Матильде» нет, поскольку она вообще имеет мало отношения к истории государства российского. Ники — это еще не Николай, Маля — не Матильда Кшесинская, прожившая долгую, невероятно интересную жизнь и ставшая одним из первых лиц русской балетной школы. Некоторой части остальных героев вообще никогда не существовало. В конце концов, Ходынка случилась на следующий день после коронации, а не одновременно с ней, как показано в фильме. Другое дело, что даже в таком виде это отлично сыгранное, но дурно придуманное и смонтированное кино, которое тихо и спокойно проделало бы свой путь в Лету, если бы не поднятый вокруг шум».


Сергей Сычёв (Filmpro)

Вывод, который напрашивается после просмотра, поражает. Выходит, что и Ходынка, и революция, и смерть императорской семьи, и всё, что ждало Россию потом, - во всём этом виноват именно Николай Александрович, и виноват он стал с того момента, как женился на Александре Фёдоровне, любя другую женщину. Относительно маленькая ложь быстро повлекла за собой все те трагедии, начало которых начинает отматываться со дня коронации. Потому что в условном мире фильма до этого нет ни марксистов и террористов, ни многочисленных социальных проблем, ни трудностей во внешней и внутренней политике. Вся страна здесь как бы застыла в ожидании правильного выбора одного отдельно взятого человека. Он ошибся – и обрёк всех на то, о чём мы знали. Обрёк после раздумий и сомнений. Это фильм-обвинение, но не реальному Николаю Александровичу, у которого всё было несколько иначе, а каждому зрителю, который хоть раз совершил преступление против любви и свободы».

Кадр из фильма


Валерий Кичин («Российская газета»)

Увы, актёру берлинского театра «Шаубюне» Ларсу Айдингеру за сорок, на пылкого юношу он уже не тянет, хотя портретно на русского императора похож. Это неизбежно сбивает логику повествования, делая импульсивность более чем взрослого бородатого дяди малопонятной и плохо обоснованной. Зато польская актриса Михалина Ольшанска предъявила многообещающий дебют: у неё красота прирождённой хищницы, и её героиня так умело завлекает высокопоставленных мужчин в свои сети, что не оставляет сомнений в природе любовных расчетов. Совершенно великолепны Ингеборга Дапкунайте в роли императрицы-матери и актриса того же «Шаубюне» Луиза Вольфрам в роли принцессы Алисы Гессен-Дармштадтской, будущей императрицы Александры Федоровны. Монументальна, но и трогательна фигура Александра III - дряхлеющего богатыря, способного, по легенде, удержать на плечах рухнувший железнодорожный вагон (как всегда, органичный Сергей Гармаш). С ювелирной точностью выверена скромная роль соперника Ники и будущего супруга Кшесинской великого князя Андрея (Григорий Добрыгин). Зато с нежданной легковесностью приходит момент, когда герой решает вернуться в лоно государственной необходимости и без видимых усилий переадресовывает свою любовь будущей супруге. Но вообще фильм, при всех его слабостях, ценен как раз тем, что даёт истории человеческое измерение: бог его знает, какие страсти разгорались в минуты, когда царствующие особы были предоставлены самим себе, - и вот теперь фантазия художника сделала нас свидетелями неочевидного, но вероятного. Она приблизила к нам эти лица с официальных портретов, напомнила, что и монархи чувствовать умеют».

Сцена коронации


Геннадий Устиян («РБК Стиль»)

К тому, как показан будущий царь, вопросов нет. «Ники» Романов — самый трезвомыслящий мужчина в этом дурдоме, где остальные поклонники Матильды бьются в истерике и обещают её порешить. Мало того, он ещё и добрый, справедливый царь, настаивающий на выплате компенсаций семьям погибших в давке во время коронации. «Матильда» так беззуба и невинна, что совсем не вписывается в ряд по-настоящему скандальных фильмов вроде «Последнего искушения Христа» — через пару лет, когда о причине скандала забудут, все будут смотреть картину и недоумевать, из-за чего был шум».

«Матильда». Трейлер