Молодой Роб Саакянц производил на окружающих очень глубокое впечатление, о чём можно более подробно узнать в документальном фильме Анастасии Поповой «Последний хиппи Розового города»
Профессиональная деятельность Роберта Саакянца (или Роба Саакянца, как его все называли) началась в 1970 году, когда ему было 20 лет и он устроился работать художником-мультипликатором на студию «Арменфильм». Говорим «профессиональная», потому что творчество Саакянца началось значительно раньше. Как он сам вспоминает, уже в детстве он рисовал фигурки в разных фазах движения, то есть Саакянца можно считать мультипликатором от рождения.

Первую свою режиссёрскую работу, «Лилит», Саакянц делал, скорее, как иллюстрацию к знаменитому апокрифу об Адаме и его первой жене (а если быть точнее – то о себе и своей будущей жене Людмиле, с которой он тогда только познакомился), но уже в своих следующих картинах он резко поменял стиль. Кажется, что они сняты совсем другим человеком. Потому что на многие годы Саакянц превратился в сказочника, который делает прекрасные детские мультики. Сначала это совсем простые истории: «Непобедимый», «Сказка про снежного человечка Дарбульку», «Как медвежата кита кормили». Здесь видно, как Саакянц оттачивает лаконизм повествования, превращая его в афористичность, создаёт запоминающихся персонажей и необходимый для них антураж. И уже здесь заметно, что к звучащему слову он относится очень внимательно, но в какой-то момент слова заканчиваются, и фантазия начинает работать в режиме чистой мультипликации, когда остаются лишь музыка и цвет в непрекращающемся движении. Особенно ярко это проявилось в мультфильме «Лисья книга», вышедшем в 1975 году. Посмотрите, например, минутный фрагмент с пятой по шестую минуту, чтобы оценить буйство воображения Саакянца. Это напоминает знаменитые показательные экзерсисы Пикассо, где тот бесконечно «превращал» одно изображение в другое.

«Лисья книга», режиссёр Роберт Саакянц


«Лисья книга» была первой мультипликационной рок-оперой в Армении, а может быть, и в СССР. Делался мультфильм за рекордно короткие сроки, и у Саакянца и его творческой группы была чёткая уверенность в том, что всех их за эту работу уволят с «Арменфильма».

«Фильм был принят невероятно. Неожиданно – с пониманием. Председатель Госкино Армении вообще сказал: «Я ничего не понял, но в своё время я не понял «Цвет граната», а оказалось – это Параджанов. Не приму сейчас – окажется, это тоже Параджанов».

Их не уволили, а «Лисья книга» сразу заставила профессионалов всего Союза обратить внимание на молодого режиссёра. Тем более, что сам Саакянц обладал невероятной харизмой и запоминался сразу. Огромный, весёлый силач, который легко и открыто высказывался по поводу «больных» вопросов современности. Всем своим видом он давал понять, что считает себя свободным человеком, который будет творить так, как считает нужным. «Лисья книга» - это эксперимент, после которого можно было позволить себе ещё больше, развиваться в новых направлениях.

«Я вообще не художник, я не творец. Я ни в чём себя не напрягаю. Я – излагаю. Я – болтаю. Я – треплюсь. Жизнь короткая, и надо оттрепаться на все темы. И я треплюсь… Картинками! Движущимися картинками. Я не рассматриваю это как художественное произведение, созданное исключительно для «Оскара» или Лувра. Это – мнение, которым я поделился».

Сюжет Анастасии Темирджановой о Роберте Саакянце для программы «Вести»


Саакянц выбрал таким направлением народную плутовскую сказку. В следующие десять лет он создал свои самые популярные мультфильмы, а базой для них стали переложения фольклора – сказки крупного армянского писателя XIX столетия Ованеса Туманяна. Практически подряд Саакянц создаёт по мотивам сказов Туманяна мультфильмы «Кикос», «Храбрый Назар», «Три синих-синих озера малинового цвета...», «Кто расскажет небылицу?», «Ух ты, говорящая рыба!» и «Ишь ты, Масленица!». Последние два начинают своеобразную трилогию: визуально они очень схожи, а образ старика, безропотно принимающего удары судьбы, переходит из одного мультфильма в другой вовсе без изменений. В трилогию входит также фильм «В синем море, в белой пене…» - тоже по мотивам народных сказок, но уже в интерпретации самого Саакянца. Трилогия эта стала настоящим событием уже не только для критиков и коллег, но для всех детей Советского Союза, мультфильмы вошли в золотой фонд нашей анимации, и их до сих пор показывает телевидение, выходят диски, не так давно они были отреставрированы и выпущены заново. Обратите внимание, как образ одной рыбы, глотающей другую, из фильма «Лисья книга» здесь выворачивается наизнанку: рыбы добровольно выпускают из пасти свою добычу.

«Ух ты, говорящая рыба» Режиссёр Роберт Саакянц


Сказочный сюжет у Саакянца обрастает современными деталями, и приказы царя передаются по телеграфу и телевидению, а на дне моря можно обнаружить чемоданы с надписью «Спорт» и русалок в модных плащах. Коллаж становится для Саакянца одним из главных художественных приёмов, и «В синем море, в белой пене…» - это апофеоз позднесоветского постмодернизма, доступного зрителю любого возраста и уровня развития. Возможно, это и сделало мультфильм таким популярным и нестареющим – по крайней мере, до сих пор, поскольку постмодернизм всё ещё остаётся востребованным и любимым.

«Нет у меня комплексов, что я не создавал глубоко философских картин, что я – не Тарковский. Ну, и замечательно, потому что он для меня не авторитет. Если то, что я сделал, - хорошая карикатура, то я счастлив».

После мультфильмов про соблазн стать королём или богачом, от чего главные герои отказывались ради свободы, пусть и в бедности, Саакянц словно бы последовал примеру придуманных персонажей. С середины 80-х годов он начинает работать в принципиально ином направлении – философско-публицистической сказки для взрослых. Его мультфильмы уже никогда не будут такими же популярными, как предыдущие, но Саакянц не посчитал возможным оставаться в стороне от социальных и политических катаклизмов, происходящих в СССР. Одну за другой он снимает мрачные и жестокие картины. Это могут быть футуристические боевики о планете, где убийца сам превращается в свою жертву («Урок»), жуткие фантазии на тему радиации и мутаций («Ветер»), современные вариации на тему легенды о царе Мидасе, только с той разницей, что к чему бы не прикасался главный герой, нажимается красная кнопка и где-то происходит очередной взрыв («Кнопка»).

«Кнопка» Режиссёр Роберт Саакянц


«Когда мне удалили почку, то запретили поднимать больше трёх килограмм. Тогда я сфотографировался, стоя на одной ноге с тремя парнями на плечах. Потому что есть в моём характере что-то, что я бы сформулировал так: «Ещё чего!»

Это может быть политическая сатира-коллаж «Всё хорошо» или даже экранизация ещё одной сказки Туманяна «Топор», но детям это уже противопоказано. Насилие, секс, кровь, тупая сила – вот ключевые образы этих картин. Художник Саакянц теперь выступает как гражданин. Это уже не худрук мультподразделения «Арменфильма» (его звали руководить «Союзмультфильмом», но он отказался), а опальный поэт, который громко провозглашает неудобную правду. Неудобную, но всегда высокохудожественную. Для этого даже пришлось уехать в Москву, потому что в Ереване работать возможности уже не было.

«Да, нужна физическая сила. Твёрдо на том стою. Нужно звериное чувство достоинства. Нельзя оставлять безнаказанным обидчика. В основе должно быть одно: женщина – самка, мужчина – самец. Он должен бодаться с противником, метить территорию. Если при этом он ещё благороден, великодушен и умеет что-то создавать – это идеально. Но всё должно базироваться на силе и мозгах. Мне всё равно, попаду ли я в Лувр. Мне главное – занимать в антропологическом музее достойное место».

Не случайно в мультфильме «Ковчег» вся история эволюции движется ровно до величественной «Оды к радости» из Девятой симфонии Бетховена. Только в культуре, в творчестве, в полёте человеческого духа видит Саакянц выход из катастрофы, в которую загнала себя не только страна, его родная Армения, а всё человечество. Хотя Армения особенно, что нашло крайнее выражение в памфлете «Я тоже армянин». Армяне из Еревана едут в этом мультфильме фактически в никуда, на край Земли, а по дороге грабят, издеваются и уничтожают друг друга. Саакянц вообще всегда был патриотом Армении, хотя и патриотом особого свойства. Например, в любой публичной беседе он принципиально говорил только по-русски, что вызывало возмущение многих его собеседников. Родился он в Баку. Ни разу не встал под советский гимн.

«Ковчег» Режиссёр Роберт Саакянц


«Нужно, чтобы, как бы человек ни переключал каналы, он всё равно натыкался на Леонардо да Винчи… Так будет каждый день с 7 до 9, и пригрозить: пусть только кто-нибудь попробует нарушить этот запрет. Ни одного сериала! Только классическая музыка и передачи о культуре».


Кадр из фильма «Всемирная история. Первобытный человек». Образовательные мультфильмы Роберта Саакянца по-прежнему пользуются спросом у родителей и их детей
С начала двухтысячных работа Саакянца, считавшего, что мужчина прежде всего должен содержать семью, проходит в двух плоскостях. В первой Саакянц остаётся художником, который не перестаёт экспериментировать, снимая то, что считает нужным. Проект Yellow Submaryan, пародийный, музыкальный, постмодернистский и рискованный, относится как раз к этой деятельности. Во второй этот же Саакянц создаёт мультфильмы, которые сегодня принято называть «коммерческими». Это маленький цикл по сказкам Туманяна (в последний раз) «Таверна», который отсылает к классическим хитам Саакянца, но создан на компьютере, чтобы удешевить производство, - как и остальные поздние работы мастера. Сюда же отнесём огромную работу над образовательными мультфильмами для детей. Названия очень говорящие: «Учимся читать», «Природоведение для самых маленьких», «Всемирная история. Первобытный человек», «Арифметика для малышей» и т.д. Но фильмы эти настолько увлекательны, что родители до сих пор покупают их для своих детей и пишут восторженные отзывы: к воспитанию Саакянц всегда относился очень серьёзно, как и к своей работе мультипликатора.

«Что мы хотим? Допустим, Турция признает геноцид. Но Франция признала геноцид – и что изменилось? А я бы вообще признал геноцид турок армянами, как турки этого требуют. Потому что я лучше буду воспитывать своих внуков, говоря им, что мы – нация победителей, чем что мы нация, размазывающая сопли».

Умер Роберт Саакянц в 2009 году. Не выдержало, как это часто бывает с большими художниками, сердце. Саакянц не дожил и до шестидесяти лет, хотя до самых последних дней производил впечатление человека, у которого впереди будет ещё очень много открытий и произведений. Теперь открытия остались нам, и открывать заново нужно этого удивительного мастера, выдающегося мультипликатора и человека, встреча с которым в жизни и на экране изменила жизни многих и многих людей – всех возрастов, лишь со способностью открыться подлинному искусству и свободной мысли.