Постер к фильму "Двойник дьявола"


Появление Доминика Купера не было ознаменовано аплодисментами зала, может быть, потому, что в интеллигентном актёре крайне трудно было узнать инфернального Удея Хусейна или напряжённого Латифа Яхия. Купер сдержанно улыбался и, казалось, был несколько обескуражен масштабом гостеприимства, оказанного ему организаторами мероприятия.

Но когда речь зашла о последней работе актёра, киноленте о судьбе двойника сына одной из самых противоречивых исторических фигур - пятого президента Ирака Саддама Хусейна, смущение звезды как рукой сняло.

Первым делом Доминик обратил внимание журналистов на то, что бюджет и время съёмок фильма были ограничены, в связи с чем ему приходилось очень быстро перевоплощаться из Удея в его двойника Латифа. Мало того, в процессе работы над картиной он понял, что играет ещё и третью, совершенно самостоятельную роль – Латифа, который изображает Удея. Актёр признался, что этот образ был для него очень интересен.

Бюджет «Двойника дьявола» по голливудским меркам считается совсем небольшим – всего $25 млн.


Доминик Купер в роли Латифа Яхиа

Надо признать, что Купер с удовольствием отвечал на вопросы о русской культуре, о своих впечатлениях от Москвы и Санкт-Петербурга. Он был поражён тем, как радушно его встретили в этих городах, обмолвился о своей симпатии к творческому методу Тимура Бекмамбетова и заявил, что был бы не против поработать с Владимиром Машковым на одной съёмочной площадке.

Один из представителей прессы поинтересовался у Купера, довелось ли ему пообщаться с прототипом Латифа Яхия, автобиографическая книга которого легла в основу киноленты. Актёр подтвердил догадки: при подготовке к съёмкам он провёл с Латифом немало времени. Куперу было легче вжиться в образ человека, который сумел справиться с тяжелейшими жизненными испытаниями, отталкиваясь от его мироощущения.

Доминик Купер признался, что на съёмках ему больше всего не хватало взаимодействия с другими актёрами, ведь над большинством сцен он работал в одиночестве.


По словам актёра, переключение с одного персонажа на другого порой происходило почти молниеносно, поэтому переживать по поводу качества своей работы ему было совершенно некогда. Тем не менее, он не позволял себе забывать о важности деталей, даже таких мелких, как тембр голоса, который должен был сильно разниться у двух главных персонажей.

В финале пресс-конференции актёр подчеркнул, что в "Двойнике" подошёл к работе над образами с исследовательской точки зрения, и приятно удивил этим фактом всех собравшихся:

Мне всегда было интересно, насколько человек подвержен соблазну воспользоваться возможностью попасть из грязи в князи. Я часто разговаривал об этом с настоящим Латифом. Оказывается, в бытность двойником сына Хусейна в нём иногда «включался маленький Удейчик», который, несомненно, есть в каждом из нас.

Эмоциональная речь Купера подтверждала, что он глубоко прочувствовал свои непростые, практически полярные роли.