Форма поиска по сайту
Наверх
  • a
  • a
  • a

Популярные материалы

Табу (мини-сериал)

На дворе XIX-ый век, пираты вальяжно рассекают моря, а искатель острых ощущений и приключений, кирпичик за кирпичиком, то есть корабль за кораблём, строит корабельную компанию, которой суждено вырасти в империю.

  • Команда фильма «Землетрясение» встретилась с московской прессой

    Амбициозный проект, уже спровоцировавший скандал в связи с «Оскаром», наконец представлен профессиональной публике. В Москве состоялся первый показ картины журналистам, и рецензия на неё будет доступна уже сегодня. А пока - пресс-конференция после показа.

    Нам рассказывают, что первый вариант сценария был предназначен больше для армянской аудитории, там было больше боевиковых сцен. Его переработали, добавили русских героев, персонажа француза и многое другое, сделав фильм более интернациональным.

    "Каждый армянин хоть раз встречался с теми, кто либо был в завалах, либо помогал их разгребать", = говорит режиссёр фильма Садик Андреасян. Он также говорит, что все герои и ситуации основаны на реальных прототипах. Всё, что показано, соответствует реальности. Например, снимали сцену в парикмахерской, у которой даже трещины после землетрясения остались. А вообще, почти всё делали в Москве, потому что в Армении ещё слишком живы воспоминания о трагедии. Люди через несколько минут разговора о тех событиях начинают плакать.

    Про скандал с "Оскаром" объясняют, что это была случайность. Из двадцати человек, которых нужно было упомянуть в анкете фильма, было много граждан России, вместо них можно было с таким же успехом вписать граждан Армении, они тоже работали над фильмом. А раз фильма нет на "Оскаре", то в "Золотом глобусе" уже нет смысла участвовать.

    Фильм закончен два месяца назад. Его можно было отправить на фестивали, но авторы решили не ждать и выпустить фильм в этом году в прокат.

    Говорили, что главную роль в фильме должен был играть Владимир Машков. Но это, утверждает Андреасян, был только один из вариантов в дримкасте, заявленном на питчинге в Фонде кино, и журналисты сделали из этого новость. Но первому роль предложили Константину Лавроненко, и тот перед ответом думал 25 секунд.

    "Сарик сказал мне позвонить, когда я решу. А я ответил: "Зачем звонить? Давай снимать!", - рассказывает Лавроненко.

    Мария Миронова, исполнительница одной из ролей, сказала, что она сразу поняла, что такой фильм может снимать только армянин, только у него может возникнуть такое эмоциональное подключение. Андреасян её не просто удивил, а потряс, она никак не ожидала такого от автора, который прежде работал в лёгком жанре. Сценарий был такой, что даже не надо было играть, нужно было просто не испортить написанное и прожить это в кадре.

    Она также рассказывает, что Андреасян практически не выходил на съёмочную площадку, чтобы не мешать актёрам. Он был очень тактичен, доверяя актёрам.

    Андреасян говорит, что на "Ограблении по-американски" он понял, что выбегающий на площадку режиссёр, который что-то кричит и объясняет, - это неправильно. Если ты выбрал актёра, надо довериться ему и лишь иногда направлять его. Артист не должен выходить из своего состояния, для этого его нельзя прерывать.

    Есть сцены, которые нужно играть только один раз. Например, ребёнок рядом с умирающей матерью. Он мог заплакать и сказать свои слова несколько раз. Его долго к этому готовили, снимая с нескольких камер одновременно. Для таких сцен выделялась целая смена, а не три часа на полторы минуты, как обычно. То же было для сцены, где отец несёт на руках мёртвую дочь.

    Виктор Степанян рассказывает, что приехал первый раз на площадку и увидел сцену, где мужчина выбрасывает из окна мальчика, чтобы спасти его. И когда Степанян понял, что это не каскадёр, ему стало ясно, что проект очень серьёзным.

    Рядом с Лавроненко Степанян чувствовал себя "Окой" рядом с "КАМазом" и думал только о том, чтобы не испортить тому кадр. Вроде бы не испортил.

    Рубен Дишдишян не просто продюсер фильма. Он сам когда-то участвовал в спасательных работах, поэтому когда читал сценарий, он помогал сделать его более аутентичным.

    "Мы не умеем рассказывать, как нам было сложно, настолько же красиво, как и создатели "Выжившего", хотя об этом книгу можно было бы написать, - говорить Андреасян. - Стоять на морозе -3 по 16 часов и талантливо играть - это героизм. Вставать в 5 утра и снимать до 11 вечера - это очень тяжело".

    Виктор Степанян играл не только своего героя, но и его отца. Причём узнал он об этом уже во время съёмок и сначала думал, что это шутка. Оказалось, серьёзно. Его загримировали и сняли сцену. Ещё он ездил в автомобиле на съёмках, не имея автомобильных прав. ГИБДД должна заинтересоваться этим вопросом.

    В Армении фильм выходит в прокат на две недели раньше, чем в России. Но там всего четыре кинотеатра (но 30 залов, уточняет Дишдишян, и некоторые фильмы собирают там неплохую кассу), поэтому легко проконтролировать, чтобы не было пиратства. На армянской премьере реакция была очень впечатляющая. Армянская версия отличается от российской тем, что в финале есть дополнительная сцена на 40 секунд. И нет сцены с детьми в гробах.

    "Ни в одном фильме в мире нет кадров, где на крыше "Волги" везут привязанные трупы, - говорит Андреасян. - Но в действительности было именно так, потому что некуда было класть тела. И мы полгода искали родителей, которые бы согласились снять своих детей мёртвыми".

    Андреасяна спрашивают, будет ли версия со сценами, которые не вошли в фильм. Он говорит, что не любит, когда есть несколько версий, как будто бы все перессорились. А когда ты убираешь сцену, это больно, но ты понимаешь, что для фильма так будет лучше. "Как мы ни раскладывали фильм, как бы не меняли местами сцены, фильм всё равно оставался хорошим, - говорит Андреасян. - Я очень удивился, но потом понял, что просто все сцены были очень хорошими. Значит, всегда нужно снимать каждую сцену как в последний раз"

    Андреасян говорит, что учился в школе, где урок длился десять минут, потому что не было окон и было слишком холодно. Всякое было, 90-е были сложными. Поэтому можно понять предвзятость отдельных зрителей. Но он точно знает, что никаких политических или коммерческих конъюнктурных соображений здесь не было, потому хотя бы, что для заработка денег уж точно надо снимать не драмы, основанные на реальных трагедиях.

    Фильм уже продан на 9 территорий, сейчас к ним должны добавиться ещё на 10. Фильм будет на "Сандэнсе", и, возможно, появится американский прокатчик. Его также планируется направить в Берлин. Но никто не рассчитывает, что это будет мировой блокбастер. Важно, чтобы он хотя бы где-то вышел в прокат и был бы показан хотя бы в нескольких залах

    На этом встреча заканчивается. Сегодня состоится московская премьера.

    Землетрясение

    Сарик Андреасян

    17.11 12:55

    0 450
  • Павел Лунгин: ««Дама Пик» – притча об искусстве, требующем жертву»

    Создатель фильмов «Такси-блюз», «Олигарх», «Свадьба», «Остров» и «Царь» для своей самой необычной по форме картины черпает вдохновение у классиков. Но мистическая повесть Пушкина и опера Чайковского образуют здесь горючую смесь с современностью. И это, конечно, заостряет восприятие сюжета как подлинно вечного. Герман здесь не инженер, а певец — но всё так же одержим мечтой переиграть жизнь ловким трюком. Играют у Лунгина не в высшем свете, а в подпольном казино — но всё так же по крупному. Как и у Пушкина, деньги здесь — лишь средство, до статуса средства же герой низводит и саму любовь. Лиза и её тётка, оперная дива Софья Майер, для Германа — ступеньки к славе, к покорению мира. Кто и что может выиграть при таком раскладе, ответит лишь финал, в котором всё по своим местам расставит искусство.

    Иван Кудрявцев Поздравляю Вас с завершением проекта, наконец-то он выходит на экраны страны. Как Вы задумали настолько разное кино, внутри которого столкнулось так много жанров?
    Павел Лунгин Это попытка сверхэмоционального воздействия на человека. Безжалостная попытка. Сначала на себя, потом на человека. На самом деле у неё просто очень мощные подпорки, потому что музыка Чайковского психоделическая абсолютно - это, может быть, самое безумное существо, которое только есть в истории русской культуры. А вообще эта вещь - о вечном желании молодого человека выиграть у жизни в карты: о том, что можно всё хорошее в этой жизни или в карты выиграть, или украсть, или отнять – что-то вот такое. Это чувство снова стало очень близко сейчас, в наше время, и в этом, мне кажется, современность этого образа. А с другой стороны, это вечная притча об искусстве и о том, что человек гибнет в искусстве, путает свою жизнь: реальность, сцену, мечту, воплощение, и, в общем, о сложной, амбивалентной, мучительной сути искусства, которое требует иногда человеческую жертву.
    Иван Кудрявцев Миры, с которыми Вы сталкиваете зрителя в этой картине: мир театра, мир какого-то игрового подполья городского, мир криминальный, мир высокого искусства. Зачем потребовалось Вам так сталкивать низ и верх в этой картине?
    Павел Лунгин Мне кажется, что опера —это вообще искусство низа, площадное искусство, которое напрямую обращается к эмоциям. Опера гораздо ближе к кино, чем театр. И для меня этот фильм и есть современная опера, где сталкиваются низы: игра, бандиты, миллионеры, музыка Чайковского, девочка, которая продаёт себя за успех на сцене, мальчик, который готов играть в русскую рулетку, чтобы выиграть деньги и так далее.
    Иван Кудрявцев Я не скрою, я разговаривал со многими своими коллегами об этой картине и все говорят: «Почему Лунгин не снял кинооперу полностью – от и до? От первого до последнего акта не сделал в этом жанре кино?».
    Павел Лунгин Для того, чтобы эта вторая половина так работала, было необходимо в первой половине сначала показать мир, из которого она растёт: нормальную грязь, нормальный какой-то театр, нормальные интриги, нормальные желания, — как из всего это вырастает, как цветок такой дьявольский, эта опера. Я говорил с западными продюсерами: «Давайте вообще уберём оперу, зачем опера? Вот такая история отличная: рулетка!».
    Иван Кудрявцев Пистолеты, да.
    Павел Лунгин Пистолеты — интересно. А опера несовременна. Так я просто душу из вас вынимаю этой оперой.
    Иван Кудрявцев Пожалуй, так. А искусство и цветок, о котором Вы говорите, всегда прорастает из чего-то такого сложносочинённого и по преимуществу своему грязного?
    Павел Лунгин Ну, не обязательно грязного. Понимаете, грязного — в кавычках. Как писала Ахматова: «Когда б вы знали, из какого сора», она не имела в виду мусорное ведро. Но вот этот феномен, когда из всей нашей жизни, из нас из самих, таких несовершенных, начинает возникать искусство, и оно сложное, оно ядовитое, оно пользуется тобой. И ты во имя искусства используешь других людей. И искусство из стерильности, в лабораторных условиях никогда не создаёшь. Это как в старом грузинском анекдоте — «горный орёл в неволе не размножается».
    Иван Кудрявцев Спасибо Вам за этот фильм, Павел Семёнович, спасибо.
    Павел Лунгин Спасибо. Очень хочу, чтобы наши зрители увидели новую, нескучную, отважную, безумную классику.

    Дама Пик

    Павел Лунгин

    17.11 16:59

    0 717
  • Геворг Нерсисян: «Закономерностей нет»

    Авторские фильмы всегда были важной частью деятельности «Парадиза», который не только прокатывает и показывает такое кино, но и часто сам же участвует в его производстве. Среди зарубежного кино «Парадиз» всегда старается выбирать наиболее выигрышное, с большими именами авторов, звёздами в главных ролях и серьёзным прокатным потенциалом. «Парадиз» систематически покупает фильмы Педро Альмодовара, много лет работает с картинами Майкла Мура. Успех у этой деятельности переменный, но «Парадиз» обороты не сбавляет. Сергей Сычёв поговорил об этом с Геворгом Нерсисяном.

    Сергей Сычёв Когда вы приобретаете для проката фестивальное кино, имеет значение, участвует ли фильм в крупном фестивале?
    Геворг Нерсисян В принципе, это имеет значение, но один этот фактор ничего не решает. Потому что на любых фестивалях есть фильмы, которые, даже если завоёвывают призы, не интересны нашим зрителям. Поэтому даже в рамках крупного смотра нужно отталкиваться от жанра, громких имён и потенциально громких картин.
    Сергей Сычёв Закупки фильма начинаются, когда он ещё не готов и вы точно не знаете, будет ли он на фестивале?
    Геворг Нерсисян Не всегда. Закупки делаются и после фестивальных показов. И далеко не всегда это существенно дороже.
    Сергей Сычёв Если говорить о конкретных примерах, касается ли это [URLEXTERNAL=http://filmpro.ru/persons/82253]Педро Альмодовара[/URLEXTERNAL], которого вы обычно прокатываете в России?
    Геворг Нерсисян Да, но последний фильм Альмодовара мы решили не приобретать именно потому, что в нём нет той степени провокации, которая делает фильмы этого режиссёра популярными у зрителя. И я это понял задолго до фестиваля, когда прочитал сценарий.
    Сергей Сычёв У вас в пакете был в своё время [URLEXTERNAL=http://filmpro.ru/movies/9085]«Внутри Льюина Дэвиса»[/URLEXTERNAL], потом вы покупали [URLEXTERNAL=http://filmpro.ru/movies/241227]«Охотник на лис»[/URLEXTERNAL] - все они собрали по несколько сотен тысяч долларов в российском прокате. При этом мы видим другие примеры, такие как [URLEXTERNAL=http://filmpro.ru/movies/5404]«Тайны «Ночного дозора»[/URLEXTERNAL] - при привлекательном названии и известном авторе [URLEXTERNAL=http://filmpro.ru/persons/8736]Питере Гринуэе[/URLEXTERNAL] он вообще практически ничего не собрал. Вот всё-таки какая-то тут закономерность есть?
    Геворг Нерсисян Закономерности нет. Если говорить о картине Гринуэя, может быть, это вообще была наша ошибка, мы её просто не вовремя выпустили.
    Сергей Сычёв Ещё у вас было два лауреата Венецианского фестиваля – [URLEXTERNAL=http://filmpro.ru/movies/14449]«Вожделение»[/URLEXTERNAL] и [URLEXTERNAL=http://filmpro.ru/movies/5849]«Где-то»[/URLEXTERNAL]. «Вожделение» при выгодном названии и всей своей славе собрал в два раза меньше, чем «Где-то», а «Где-то» неожиданно оказался очень успешным, хотя это неторопливый и медленный фильм.
    Геворг Нерсисян Это может быть связано, во-первых, с узнаваемостью этих картин. Значит, «Где-то» на момент, когда мы его выпустили, был более узнаваемым, чем «Вожделение» на момент своего выхода в России. Во-вторых, зритель полюбил «Где-то» и обеспечил ему хороший «сарафан». Вот и всё.
    Сергей Сычёв Значит, какие бы вы постеры ни ставили в кинотеатрах, они не увеличат сборы фильма?
    Геворг Нерсисян Они могут добавить процент-два-три, но не больше.
    Сергей Сычёв Один из ближайших ваших релизов - [URLEXTERNAL=http://filmpro.ru/movies/9327]«По млечному пути»[/URLEXTERNAL] [URLEXTERNAL=http://filmpro.ru/persons/87490]Эмира Кустурицы[/URLEXTERNAL]. Каков ваш прогноз на успех фильма в нашем прокате?
    Геворг Нерсисян Около миллиона.

    По млечному пути , Внутри Льюина Дэвиса , Охотник на лис , Вожделение , Джульетта , Тайны «Ночного дозора» , Где-то

    Питер Гринуэй , Педро Альмодовар , Эмир Кустурица

    25.10 17:25

    0 97
  • Мэри Назари: «Вся причина - в коммуникации со зрителем»

    Не просто кинотеатр, даже не просто кинотеатр с концептуальным книжным магазином и кафе - «Пионер» стал брендом, как будто бы фестивалем, который длится круглый год, причём с неизменным успехом и регулярными сезонными «десантами» на открытые площадки. Без этого места сегодня невозможно представить себе прокат фестивального кино. Значит, в нашем исследовании о связи зарубежных МКФ и российского проката нам никак нельзя было обойтись без разговора с Мэри Назари.

    Сергей Сычёв Как вы считаете, являются ли кинофестивали реальными поставщиками фильмов для нашего проката?
    Мэри Назари Это всегда очень зависит от конкурса, от жюри, которое выбирает те или иные фильмы. И всё очень субъективно, часто даже кинокритики с выбором жюри не согласны. В этом году в Венеции «Золотого льва» получил фильм Лава Диаса – понятно, что у него прокатных планов не будет нигде, даже в Европе. Но лично я считаю, что какой бы фильм ни был, согласны ли мы с мнением жюри или нет, мы должны показывать лауреатов главных фестивалей. Не нужно загонять себя в какое-то культурное гетто, где посмотреть фестивальное кино можно только скачав его на «торрентах». Я хочу, чтобы оно выходило на большом экране, потому что режиссёр снимал именно так. Поэтому мы за последний год провели уже несколько подобных показов - покупаем права на «one screening» тех фильмов, которые, как нам кажется, должны быть увидены российским зрителем.
    Сергей Сычёв То есть, Лава Диаса вы покажете?
    Мэри Назари Как раз сейчас у нас идут переговоры. Мы, например, показали фильм Чарли Кауфмана «Аномализа», который в прошлом году получил в Венеции Особый приз жюри. Его никто не прокатал в России, даже несмотря на номинацию на «Оскар» и фамилию Чарли Кауфмана. А у нас в «Пионере» он имел огромнейший успех. Такая же история была с великолепнейшим фильмом Мишеля Гондри «Микроб и бензин». Он, кстати, не был ни на каком фестивале, но это же выдающийся режиссёр!
    Сергей Сычёв Но у вас же и без того полные залы, вы могли бы этого не делать. Получается, всё это только из любви к кино?
    Мэри Назари Да. Кроме того, это просвещенческие задачи и любовь к русскому зрителю, который достоин того, чтобы ему показывали большое фестивальное кино в хорошем зале, на хорошем экране и с хорошими субтитрами. Чтобы он находился в культурном поле и не выпадал из него. Ведь авторское кино - это ещё и некое размышление режиссера о том, что происходит внутри него, и о том, что происходит в мире вокруг него. Например,Дарденны сейчас снимают фильм об исламизме и о том, с чем столкнулась Европа за последние два года: исламские беженцы, противостояние между христианами и мусульманами. Дарденны, несмотря на возраст, оказались самыми чуткими людьми, и фильм скорее всего будет показан в Каннах. Фестиваль – это не просто контекст, это некий мегатекст, и хотя сейчас бокс-офис падает и рынок не растёт, мы должны, по мере сил, нашим зрителям это кино показывать. Чтобы не образовывалась большая расщелина между европейской культурой и Россией. В этом тоже смысл нашего сегодняшнего существования.
    Сергей Сычёв Если фильм всё-таки выходит в наш прокат и при этом является победителем какого-то фестиваля, по вашему опыту, это хоть как-то влияет на его прокатную судьбу?
    Мэри Назари По моему опыту, это все же зависит от многих факторов. От содержания фильма, от того, насколько он зрительский, от того, какие там звёзды играют, есть ли какой-то «линк», ассоциативная связь между фамилией режиссёра и каким-то пулом его поклонников здесь в России.
    Сергей Сычёв То есть фестиваль - это не бренд?
    Мэри Назари Нет, это не бренд.
    Сергей Сычёв Раньше была хотя бы система имён как брендов, но, кажется, в кино она себя дискредитировала, потому что все дистрибьюторы сейчас как один утверждают, что уже не важно, [URLEXTERNAL=http://filmpro.ru/persons/87490]Эмир Кустурица[/URLEXTERNAL] снял картину или [URLEXTERNAL=http://filmpro.ru/persons/64700]Ларс фон Триер[/URLEXTERNAL]. Что нужно точечно выбирать проекты, даже если они от неизвестных авторов. Для зрителя автор перестал быть таким брендом-ориентиром?
    Мэри Назари Кажется, что и да, и нет. В 90-е или даже в 60-е автор был брендом в разных сферах - это и литература, и кино, и что угодно – он собирал вокруг себя сотни поклонников. Сейчас, конечно, мир меняется, но я не вполне согласна здесь с прокатчиками, потому что из того, что вы назвали, Триер - это, конечно же, мощный бренд, который по-прежнему «прёт». А Кустурица, возможно, уже и нет. Но тут другие причины, дело не в этом. Просто пятнадцать лет назад, когда на них у нас все ходили, у нас прокат был не таким необъятным и можно было одну копию фильма катать по стране два года, собирая на ней огромные деньги. Сегодня такое уже гораздо труднее сделать.
    Сергей Сычёв Если сравнивать показы, которые проходят у вас в кинотеатре в рамках проката, и показы в рамках фестиваля, то можно ли говорить о какой-то принципиальной разнице?
    Мэри Назари Фестиваль - это всегда такой пиар-«пуш», такой удар недельный. Не важно даже, какой фильм. В Фейсбуке создаётся событие, и если ты видишь, что пятеро твоих друзей идут, ты точно заинтересуешься этим мероприятием. Уже не говоря о том, что когда люди делают фестиваль, они еще как правило подключают какие-то СМИ. Если в течение месяца «Афиша», Фейсбук, журналы, большие газеты, радио и все-все-все рассказывают вам о каком-то событии, вам, конечно же, наверняка захочется туда пойти. Вы идете, покупаете билет, делаете кассу фильму. У нас в «Пионере» нет такой принципиальной разницы между прокатом и фестивальным показом, потому что, в отличие от отдельных фестивалей, мы постоянно общаемся с нашим зрителем. Вот, сейчас у нас прошли показы «Рая» Кончаловского, который получил приз за режиссуру на Венецианском фестивале, Это мини-прокат на неделю. Только мы повесили на Фейсбуке объявление о том, что у нас такое будет, как за два часа все билеты раскупили. Из-за того, что у нас хорошо налажена эта связь, с конкретным зрителем, с другом зрителя «Пионера», у нас нет большой разницы - делаем ли мы фестиваль или премьеру, или показываем в рамках постоянного проката. Причина в коммуникации.
    Сергей Сычёв Зритель настолько «прикормлен», что он ходит и знает, что будет интересно?
    Мэри Назари Да, поэтому нам не нужно делать медийный «пуш» для какого-то одного показа, у нас в принципе постоянный высокий интерес. Зрители ждут от нас новостей. Скажем, у нас вышел «Дуэлянт», и у нас одних он шёл с английскими субтитрами, что мы тоже уже давно практикуем. И билеты тоже сразу раскупили. В Москве ведь довольно много экспатов, им тоже хочется смотреть наше кино. «Шапито-шоу» таким сложным был, почти непереводимым, но на нём мы собрали нереальные деньги, потому что всем было интересно его увидеть. Мы работаем по европейской модели, наше сообщество в Фейсбуке - это не просто блог кинотеатра, это СМИ о кино и культуре в целом, где мы рассказываем о том, как проходит Венецианский кинофестиваль, или «Сандэнс», или небольшой фестиваль братьев Люмьер в Лионе, публикуем интересные интервью из разных хороших журналов и так далее. Когда люди находятся внутри контекста, их уже проще затащить в кино даже на Брийянте Мендосу. Ещё один аспект – так называемая «бутиковость» . Людям нравится, когда они могут встретить в фойе программного директора кинотеатра, поздороваться, задать вопрос . Или обсудить резонансный фильм с известным критиком, который лично проводит этот показ. В Новосибирске есть кинотеатр «Победа». Я считаю, что его успех не только в том, что Новосибирск – интеллигентный город, но ещё и в том, что это личный проект двух прекрасных женщин. Они на собственные деньги восстановили кинотеатр, построенный в 30-е годы. Он больше «Пионера», там несколько залов на 1000 мест в общей сложности, ресторан, сейчас они достраивают концертную часть. Там всё идеально, чисто, приятно, красивые хозяйки всегда на месте . И у него нереальный бокс-офис – почти любое кино там собирает деньги.
    Сергей Сычёв Раз у вас такая прикормленная аудитория, то получается, что, формируя репертуар, вы всё время рискуете отпугнуть зрителя?
    Мэри Назари Нет, это же как дружба. Не может быть такого, что мы что-то ставим в репертуар, а они говорят «О-о, всё, мы пойдём в другие гости». Потому что мы их не разочаровываем. Если мы будем им показывать что-то, что им не понравится, что идёт в разрез с их представлениями об идеологии кинотеатра, то есть, если мы нарушаем «договор», то тогда они вначале будут нам писать, наверное, а потом, конечно, развернутся и уйдут в другое место.
    Сергей Сычёв А было такое?
    Мэри Назари Было в самом начале. Когда мы стали показывать хорошие авторские блокбастеры с субтитрами, некоторые особо лютые синефилы стали писать, что «Пионер» продался. Но мы вступили с ними в диалог, объяснили, что тот же Кристофер Нолан – большой и важный режиссёр , нам важно показать его кино. И они нас поняли. Теперь возмущение вызывает, когда мы показываем дублированные версии качественных блокбастеров, но с этим сложнее: не всегда у российского прокатчика есть права на оригинальную озвучку. Несколько раз попав в неприятную ситуацию, мы стали предупреждать о показах в дубляже огромными буквами , чтобы не путать зрителя.
    Сергей Сычёв Выходит, не имена и не фестивали сегодня диктуют моду на фильмы. На первое место выходят именно площадки. Они формируют репертуар. Сколько реально таких точек в Москве? «Центров силы»?
    Мэри Назари Я считаю, что первым был Армен Бадалян и его «Пять звезд на Новокузнецкой», он первым стал практиковать личностное отношение к программированию и выбору фильмов. И хотя он уже давно сам не стоит за кассой, созданное им дело до сих пор живёт. Конечно, здесь и наш «Пионер» - мы сломали многие стереотипы, мы заложили многие тренды, которые потом стали расходиться. Когда мы появились, уже были «35 мм», «Ролан», «Художественный» - те места, где можно было посмотреть хорошее кино. И вот пришел «Пионер» - без попкорна, с хорошим кафе и чистыми туалетами. Мы стали показывать русское авторское кино, которое вообще никому не нужно было. Да, поначалу к нам приходило по 2-3 человека, это было, конечно, грустно, но я понимала, что мы не можем не показывать русское кино. Первый успешный фильм у нас был «Овсянки». Занимаясь его прокатом, я поняла многое о том, что такое взыскательный зритель и как с ним коммуницировать. Потом мы стали культивировать русское авторское кино. У нас, кстати, очень большая квота, они занимают 25% репертуара. Мы не всегда берем блокбастеры, зато те фильмы, которые почти невозможно посмотреть нигде, мы ставим, и с большим успехом.
    Сергей Сычёв А сеть «Пионер» возможна?
    Мэри Назари Да, и я считаю, она могла бы быть крайне успешна. Но для этого нужно изменить политику муниципальных властей в наших городах, чтобы была возможность брать в аренду здание не за сумасшедшие деньги. Если бы мне, как это делается во Франции, муниципальные власти города говорили: «Мэри, вот кинотеатр, давайте мы его отремонтируем, а вы за минимальную плату возьмете его в аренду?» В России таких кинотеатров много, построены в сталинское время, в 30-50–е годы, они, как правило, в центре. И это были бы жемчужины города, главные якоря. «Пионер» тоже, кстати, был «убитый » и пустой, когда Александр Мамут придумал сделать из него образцовый кинотеатр. В каждом городе есть такой кинотеатр. Чтобы его сделать красивым, нужно просто немного денег, усилий, а главное – понимание, что жизнь в городе станет совсем другой.
    Сергей Сычёв Ёмкости рынка хватит? Сколько таких кинотеатров нужно, например, в Москве?
    Мэри Назари Если бы их было 15-20, ёмкость рынка никак бы не пострадала. И по городам России еще 20-30 таких кинотеатров - было бы отлично. Я считаю, что чем больше было бы «Пионеров», тем лучше бы дела шли у «Формулы кино», «Синемапарка» и всех остальных. Потому что, в общем, мы поднимаем уровень зрителя, а чем больше людей интересуется кино, тем большее количество от них заражается. Я не придумываю, это всё именно так и происходит во Франции, Англии и других европейских странах.
    Сергей Сычёв Подводя итог нашему разговору, можно сказать, что сосредоточить усилия нужно на развитии точек показа и их взаимодействии со зрителем.
    Мэри Назари Да, совершенно верно. У нас кинотеатры не знают свою аудиторию, не понимают её. Должно быть правильное таргетирование, и дальше уже можно выстраивать коммуникацию со зрителем. Не надо тупо копировать репертуар «Пионера», как делают некоторые. Придумывайте что-то своё, адекватное вашей аудитории. И я уверена, что если всё правильно сделать, люди пойдут в каждый подобный кинотеатр.

    Рай , Овсянки , Шапито-шоу: Любовь и дружба , Микроб и бензин , Аномализа , Дуэлянт

    Кристофер Нолан , Мишель Гондри , Ларс фон Триер , Чарли Кауфман , Эмир Кустурица , Жан-Пьер Дарденн , Андрей Кончаловский , Лав Диас , Брийанте Мендоса

    24.10 17:53

    0 210

Новости партнеров (18+)

Медиаметрикс