евгений нефёдов (ivi)


Формально главным героем (если термин вообще уместен применительно к типично ансамблевому кинопроизведению) выступает молодой лейтенант – спортсмен, отличник боевой и политической подготовки, прибывший на чужбину, сохраняя самый настоящий юношеский максимализм. Вместе с тем едва ли не больше симпатий зрителей вызывает искушённый разведчик, притом что персонаж олицетворяет все «худшие» качества в представлении идеологов «перестройки»: неподкупен, презирает наживу и – о, ужас! – искренне верит в социалистические идеалы».

денис ступников (intermedia)


Конец прекрасной эпохи беспощадно фиксируется саундтреком, состоящим из песен «Гражданской Обороны». Прибегая к этой тяжелой артиллерии, Лунгин изрядно рисковал, потому что, например, Борис Хлебников так и не смог озвучить свою «Долгую счастливую жизнь» вдохновившей его одноимённой летовской песней, ибо последняя явно перетягивала одеяло на себя».

О премьере фильма «Братство» - «Индустрия кино»

виктор лошак («коммерсантъ»)


Вполне возможно, что снятое режиссером не совпало с личным афганским опытом некоторых из тех, кто оказался на самом первом просмотре. Так неужели из этого следует, будто все, не совпадающее с героическими воспоминаниями генералов о своей военной молодости, не имеет права на жизнь? Как тогда в разговоре об этой страшной, чужой войне быть со всем, что не укладывается в лаковый героизм, ведь из Афганистана не вернулись 13 тыс. наших солдат, а 43 тыс. прошли через госпитали».

пётр волошин («киноафиша»)


Наиболее убедителен фильм Лунгина в тех моментах, когда он показывает, что для многих участников война — это работа, а часто и бизнес. Левацкий пафос фильма в том, что даже на войну проникли товарно-денежные отношения. Война как метафизическая ситуация, позволяющая хорошему человеку стать героем, а плохому — трусом и предателем (иногда — наоборот), становится дискредитирована монетой».


Трейлер «Братства»