Ольга Яжгунович (GQ):


Несмотря на многообещающий сюжет и отличных актёров, экшена фильму отчаянно недостаёт, поэтому режиссёр пытается добрать его двумя, казалось бы, проверенными способами: насилием и сексом, иногда совмещая их в одной сцене. Лоуренс очень старается изображать акцент и девушку Бонда, Эдгертон играет мускулами и пытается спасти мир, русские в погонах с серьёзными лицами затевают очередной заговор, мама понимающе ждёт дочку-шпионку домой, но искры между героями так и не возникает, даже несмотря на попытку любовной линии между героями Лоуренс и Эдгертона. Стоит ли тратить время, чтобы полюбоваться одной только Лоуренс в купальнике? Вряд ли».

илья радаев («фильм про»)


Небрежность «Красного воробья» проявляется в деталях, понятных именно российскому зрителю. Фильм снят по книге бывшего оперативника ЦРУ Джейсона Мэттьюса. Он изображает эксперта по России, но при этом называет главную героиню Доминикой. В дубляже пришлось менять на Веронику. У руководителей наших спецслужб кодовые имена и прозвища в духе «дядя Ваня» и «Матрона». При этом все американские шпионы в фильме люди приличные. По сюжету, Россия тайно готовит спецагентов-соблазнительниц, тело которых «принадлежит Родине». При этом «Красный воробей» - не комедия. Всё всерьёз, и ставки, с позволения сказать, высоки».

Сергей Сергиенко (The Hollywood Reporter Российское издание):

Сюжет изобилует нелепостями и клише: Школу Воробьёв основали ещё при Хрущёве и, видимо, с тех пор ни разу не ремонтировали; в диалогах проскакивают совершенно прекрасные фразы вроде “твоё тело принадлежит государству”; Вероника живет вроде бы в элитной квартире от Большого, но выглядит всё так, словно это невероятная глубинка. Почти все планы Москвы сняты совсем не в ней самой — повезло разве что Большому театру, который показали и снаружи, и внутри, остальное снимали преимущественно в Будапеште. Во многом с этим же связана и местная странность: Москва по мнению авторов фильма бывает либо серой и невзрачной, либо максимально богатой и золотой. Третьего не дано. Выглядит всё в точности так, словно фильм является попыткой воспроизвести представления о генеральном секретариате СССР глазами запада годов эдак 70-х, когда над страной всё ещё довлел “Железный занавес” и о настоящем положении дел можно было только догадываться».

Трейлер «Красного воробья»

Анастасия Седова («Собеседник.ru»):

“Ваше тело принадлежит России”, “Научитесь любить по команде”, “Какой человек способен послать собственную племянницу на верную смерть? — Конечно же, истинный патриот”, — эти реально прозвучавшие в “Красном воробье” фразы (по мнению создателей картины, очевидно, они вырваны из текста Оруэлла и вписаны прямо в российскую Конституцию) не позволяют рассматривать ленту в ином контексте, кроме сатирического. Однако это совершенно точно не чёрная комедия, не новая версия “Смерти Сталина”. Да и не меняющееся на протяжении всего хронометража выражение лица Дженнифер Лоуренс (будто именно так должен выглядеть любой человек, осознавший, что он родился в России) даёт явную подсказку: воспринимать происходящее на экране надо серьёзно. Будь то антагонист с ликом первого лица, русский “Хогвартс” для шпионов или же такие прописные истины ленты, как то, что индивидуальная свобода существует только у американцев».

Евгений Ухов (film.ru):

“Красный воробей” – логичная “вершина” для весьма среднего постановщика Фрэнсиса Лоуренса и крайне переоценённой актрисы Дженнифер Лоуренс, из которой что-то удобоваримое слепить может только мастер уровня Даррена Аронофски. Непритязательная, не слишком осмысленная картина с самого начала выглядела интересной только самим авторам, ведь даже книгу, которая легла в основу сценария, никто не похвалил за богатство характеров, отмечались лишь натуралистичные сцены пыток и сексуального соблазнения. Обидно, что после блестящих русских персонажей в “Родине” и “Американцах” Голливуд снова скатился к откровенной клюкве, которая показалась неинтересной и недостоверной даже американцам».

Тизер «Красного воробья»

Дмитрий Бортников («КиноАфиша»):

Проект “Красный воробей” - это какой-то прыжок в прошлое, когда двум самым важным государствам на нашей планете нравилось троллить и подтрунивать друг над другом. Сейчас это уже выглядит отработанным, давно устаревшим материалом. И, судя по сборам, весь мир уже устал от подобных высказываний на тему лобового противостояния сверхдержав. Лоуренс, Айронс, Шоннартс и Рэмплинг могут украсить любую картину, а правильный саундтрек и картинка - заставить поверить, что это можно смотреть. К тому же “Красный воробей” бессмысленно беспощадный и крайней жестокий и кровавый фильм, что не добавляет проекту со стороны зрителей ни капли сострадания и понимания, ведь их уже “обкормили” такими вот жанрово распущенными картинами».

Кирилл Банницин (lumiere):

Местная остросюжетность быстро тонет в топорных диалогах и меланхолично взаимодействующих друг с другом линиях, пересекаются которые чисто формально. Собственно, Фрэнсис Лоуренс в итоге так и подходит к делу – чисто технически, просто закрывая глаза на прорастающую на экране клюкву. Имея на руках кроме мизогинистичного сценария шпионского порно целый кластер хороших актёров и возможность снять местами горячо, а местами жёстко и эффектно, режиссёр предпочитает нивелировать все возможные острые углы, снимая ровно и практически ни о чём».