Иван Кудрявцев
Фильм рождается несколько раз. И рождается он в момент соприкосновения с аудиторией. Это, собственно, уже настоящее рождение фильма происходит. А вам как режиссёру, создателю картины, отчасти посчастливилось, отчасти вы обречены на то, чтобы несколько раз видеть рождение своей картины. Сначала в зале с профессиональной аудиторией, потом в зале с другой профессиональной аудиторией, потом в зале с аудиторией, которая как ни крути пришла на премьеру, потом некоторые режиссёры ходят на простые показы, чтобы просто почувствовать, как зал реагирует на картину. На каком из этих показов — а я вас видел на нескольких — вы поняли, что фильм получился?
Антон Мегердичев
Вы знаете, то, что фильм получился, я понял ещё где-то полгода назад, когда ещё не было окончательной версии монтажа, когда Леонид Верещагин постоянно приглашал тех или иных людей для просмотра, и мы внимательно смотрели и оценивали их реакции. И я даже в тот период не видел каких-то провалов, скажем так. Но показы… наверное, это самые эмоциональные показы, которые у меня были. Знаете, когда сидишь на премьере своей картины, смотришь по сторонам. И я видел, как люди реагируют, особенно, когда пошли последние развязки баскетбольные. Одна девушка сидела и топала ногами. Она не могла остановиться. У неё было прямо какой-то тремор! И я сидел и думал: «Боже, как нам удалось достичь такого?». Я считаю, что это свыше. Кино — это таинство.
Иван Кудрявцев
Часто спрашивают создателей картины о том, в чём месседж. Но я этот вопрос переиначу: к чему вы хотели побудить аудиторию, если хотели? А если не хотели, то, как вам кажется, к чему этот фильм аудиторию побуждает, может, помимо вашей воли?
Антон Мегердичев
Я хочу сказать зрителям, что побеждать — это хорошо. Победитель — это хорошо. И достигать упорно своей цели и идти наперекор всего — это хорошо и не нужно ни в коем случае это обесценивать. Потому что мы очень часто обесцениваем и свои победы, и победы своих коллег и прочих. Не надо. Надо уметь радоваться победе. И я хотел снять фильм о победителях. Это не значит, что о людях, которым везло. Это о людях, которые заставили себя победить.

Антон Мегердичев про «Движение вверх»

Иван Кудрявцев
Технологически какие загадки ставил перед вами этот проект, когда вы за него брались? И как эти загадки были вами разгаданы вместе с командой?
Антон Мегердичев
Сначала был написан текст в соавторстве с Николаем Куликовым. Текст был достаточно выверенный, литературно читабельный. История трогала уже на бумаге. Дальше надо перенести эту энергетику с бумаги в реальность. Леонид Верещагин представил меня Александру Белову — это сын нашего легендарного Сергея Белова. Он этот текст прочитал, но как профессиональный баскетболист, плюс, как человек, любящий кино, человек образованный, с блестящим английским. Лучше соавтора было не найти в этой теме. Он его внимательно прочитал и начал придумывать под каждый эпизод игровой баскетбольный риф. Это было как балет. После этого к нам присоединился Игорь Гринякин. Заметьте, это даже не подготовительный период, это некий предподготовительный период, некое лабораторное исследование баскетбола как явления. Вместе с оператором Игорем Гринякиным мы всё это придумывали, работали бок о бок. Саша, Игорь и я приезжали три раза в неделю в зал тяжёлой атлетики ЦСКА, и эти рифы баскетбольные снимали на бытовые видеокамеры. Я смотрел, какие драматические коллизии в них вплести, Игорь смотрел, как поставить камеры, чтобы наиболее выгодно и зрелищно продать то или иное действие. Этим мы занимались месяцев семь. Было принято решение сделать две команды. Одна из них, условно говоря, — актёры, потому что кино — это актёры, чтобы мы ни говорили, мы выбирали исключительно из-за актёрского мастерства. К каждому из актёров прицеплялся аватар — баскетболист. Мы старались, чтобы они были похожи по комплекции. Все они выучили этот баскетбольный балет. И дальше каждый эпизод снимался минимум два раза (на самом деле, дублей было бесчисленное множество) с шести камер, которые не выключались эти полтора месяца, что шли съёмки. Помимо всего прочего, была у нас камера разработана молодыми людьми (им 17-18 лет), которая летала во всех плоскостях, останавливалась с математической точностью там, где было надо, можно было её запрограммировать.
Иван Кудрявцев
Неспроста ваш фильм второй после «Аватара», потому что нет российского фильма больше похожего по модели производства на картину Джеймса Кэмерона, чем ваш.

Трейлер «Движения вверх»