Галина Потапова: «Слишком умный фильм для массовой аудитории»

Эрик Д. Хауэлл действительно постарался снять по-настоящему умный фильм. Здесь и тема одиночества, материнской защиты и любви, творчества, потери дорогого человека, пустоты и главного вопроса: может ли другой человек занять собой освободившееся место? Многочисленные диснеевские сказки бы ответили нам «да». «Голос из камня» уверенно заявляет, что «нет», и это, в принципе, в чём-то правильно, ведь человек – есть человек, это не инструмент для лечения разбитого сердца, а живое существо.

Звук, цвет, картинка, игра актёров, сценарий, раз за разом выдающий символические подсказки для понимания сути происходящего, множество переплетённых сюжетных линий, как мифологических, так и между персонажами, скримеры, неожиданные моменты, по меньшей мере пять философских фраз, которые можно трактовать как угодно – все это только для того, чтобы «Голос из камня» стал тёмной, мрачной и глубокой историей. Умным примером картины, в которой внешне идеалистическое воссоединение, возрождение семьи контрастирует с тем, что есть на самом деле. Возможно, слишком умным для массовой аудитории».

«Голос из камня». Дублированный трейлер

Сергей Кудрявцев: «Завораживающая красота съёмок - главное, что остаётся в памяти»

От картины малоизвестного американского режиссёра Эрика Д. Хауэлла, полностью снятой на натуре в Тоскане, остаётся в памяти, прежде всего, завораживающий облик окрестностей старинного замка, как и его величественных интерьеров, что было достойно запечатлено камерой Питера Саймонайта (вполне возможно, что он - итало-американец, судя по фамилии Simonite), который прошёл большую школу операторского мастерства, в частности, приняв участие в съёмках «Древа жизни» и «К чуду» Терренса Малика. А вот таинственности и тем более пугающей атмосферы в «Голосе из камня» явно не хватает, но вероятно это и не входило в замысел создателей ленты, которую напрасно кто-то стремится воспринимать в качестве готической истории о призраках».

Кадр из фильма


Евгений Ухов: «Безликая драма о преодолении потерь и поиске выхода из плена одиночества»

Всё, для чего предназначен фильм, – это любование Эмилией Кларк, которая в картине даже обнажается, но кого этим удивишь, после «Игры престолов», и восхищение пейзажами Тосканы, которые переигрывают весь актёрский состав, вместе взятый, одним-двумя незамысловатыми планами. Причем нет никакого сомнения, что фильм сделан исключительно под женский персонаж, по крайней мере, мужчины в картине намеренно задвинуты назад, скрыты тенью и сумраком, лишены голоса и озвучены отрывистыми короткими фразами. Все внимание на девушку, прибывшую в таинственный дом, все лучи прожекторов на героиню, столкнувшуюся с подозрениями и неприятием. Казалось бы, хватайся и играй, выжимай всё возможное из представившегося шанса, но в глазах Кларк нет ничего, кроме апатии и какого-то мертвенного смирения, кажется, девушка просто не готова к тому, чтобы вести остальных за собой, и ей удобнее числиться во втором эшелоне, а то и на задворках.

При большом желании «Голосу из камня» можно было бы присвоить небольшой локальный успех – фильм удался исключительно как метафора поисков выхода из одиночества, который порой весьма причудлив и неочевиден».

Кадр из фильма


Виктория Горбенко: «Чудесный мистицизм, испорченный проговариванием очевидных вещей»

Режиссёр пытается раскрыть конфликт, где с одной стороны два мужчины, большой и маленький, учатся переживать потерю любимой супруги и матери, находить грань, отделяющую светлую память от остервенелого служения прошлому, отделять предательство от неизбежного желания жить дальше. В части сложностей принятия смерти картина перекликается с недавним «Голосом монстра». Только фильм Хуана Антонио Байоны ориентирован преимущественно на подростков, в силу чего ему простительна ярко подсвеченная надпись «МОРАЛЬ». Эрик Д. Хауэлл, снимая вполне взрослое кино, зачем-то портит чудесный мистицизм лобовым проговариванием очевидных вещей. Мотивации героев вместо того, чтобы просвечивать красивым вторым дном через сюжетные перипетии, уродливыми трупами всплывают на поверхность».

«Голос из камня». Тизер

Анна Кравченко: «Эстетическое наслаждение»

Ни фамилия режиссёра, ни фамилия оператора массовому зрителю ни о чём не говорят, их фильмография не слишком обширна, но здесь они выступили как настоящие художники. Художники не в широком смысле этого слова – творцы, а как люди, которые занимаются именно изобразительным искусством. Сюжет в фильме не бог весть какой, актёрские работы выдающимися тоже не назовешь, но визуальный ряд – просто чудо. Фильм щедро предлагает зрителю огромное количество пейзажей, натюрмортов, портретов – именно так можно воспринимать видеоряд картины. Скульптура тоже представлена в кадре весьма изобильно (один из главных героев – скульптор). Оператор мастерски работает с освещением, на экране мы видим нечто похожее на технику сфумато (в художественной практике её разработал великий Леонардо да Винчи). Композиция каждой сцены построена безупречно, кадр наполнен множеством деталей, и это придает ему глубину. Просто ожившая живопись, да и только».

Кадр из фильма