Антон Долин: «“Рай” выводит Кончаловского в ряды претендентов на призы»

Чехов особенно дорог Кончаловскому, ставившему все его пьесы на сцене, и “Рай” тоже своего рода пьеса, почти театр. У каждого из трёх главных героев есть свои монологи перед мистической камерой - очевидно, установленной на том свете. Хотя рай ли это, или раем покажется любое пространство по контрасту с адом Холокоста, понять до конца невозможно. Строгое черно-белое изображение, эмоционально чуть подкрашенное ностальгической музыкой Брамса за кадром, довершает тему рая на земле как утопии не только неосуществимой, но и смертельно опасной. Неоднозначное и даже провокационное решение важнейшей для современного кино темы сразу выводит Кончаловского в ряды вероятных претендентов на призы. Тем более что картин такого масштаба - речь больше о замысле, чем об интимном пространстве фильма - в его творчестве не было уже много лет».

Трейлер фильма «Рай»

Сергей Сычёв: «“Рай” – произведение высокой визуальный культуры и практически безупречной драматургии»

“Рай” - это не только произведение высокой визуальной культуры и, в целом, практически безупречной драматургии, с очень сильным актёрским ансамблем и отдельными находками, которые здесь не стоит пересказывать, чтобы не портить впечатление от будущего просмотра фильма. Его обязательно нужно смотреть, даже если он не попадёт в число номинантов на “Оскар”. Дело ещё и в том, что это серьёзное историософское размышление об утопиях, которые сулил ХХ век и в которые до сих пор верит век XXI. Параллели ведь проводятся не только между сталинизмом и гитлеризмом, они куда глубже. Герой задаёт вопрос: “Что бы сказал Чехов, если бы увидел всё это?”. А мы слышим: “Что скажешь ты, зритель нового тысячелетия, который всё читал и всё смотрел, но опять наступаешь на те же грабли?” Фильм-зеркало, фильм-обвинение. Потому что если все идут в рай или даже живут в раю, то беда уже здесь, и убежать от неё будет трудно».

Ярослав Забалуев: «Фильм даёт возможность посмотреть на действующих лиц войны без знаков воинского или концлагерного отличия»

Новшества “Рая” заключаются в том, что половину его хронометража составляют как раз монологи у райских врат. Самим приёмом кинематограф овладел, разумеется, задолго до того, как он пришел в голову Андрею Сергеевичу, но использован он здесь действительно великолепно. Даже странно, что никому не приходило в голову посмотреть на действующих лиц войны вот так — как на людей, без знаков воинского или концлагерного отличия, дать им слово, вместо того чтобы пытаться при помощи собственного несовершенного воображения измыслить что-нибудь доселе невиданное. Странным образом этот лобовой прием работает на все сто (и, кстати, не требует финансовых затрат); кажется, что сегодня смотреть на великие катастрофы прошлого иначе и нельзя».

Кадр из фильма «Рай»

Стас Тыркин: «Кончаловский снял неожиданный для себя фильм»

Кончаловский снял неожиданный для себя фильм, не похожий ни на одну из десятков его работ – что уже удивительно. Например, предыдущая его картина, премированные в Венеции “Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына”, следовала за парадокументальной стилистикой, возможно, лучшей вещи режиссера, “История Аси Клячиной”. “Рай” открывает какого-то нового Кончаловского, и это само по себе достойно восхищения, особенно если заглянуть в его паспортные данные».

Денис Катаев: «“Рай” сшит по европейской моде»

“Рай” оказывается мастерским фильмом, сшитым по европейской моде, хоть и прошлых сезонов. Но веяния здесь ни при чем, ведь через эти ворота должен пройти каждый уважающий себя autore, к коим, конечно, Кончаловский себя причисляет, иначе бы не претендовал раз за разом на “Золотого льва” в Венеции. К тому же сложно выдумать большее искушение для состоявшегося автора, чем серьёзное историческое потрясение. Поэтому “Раем” Кончаловский автоматически застолбил себе место в ареопаге рядом с другими великими западными (что важно) киногуманистами – Вайдой, Поланским и Спилбергом».

За фильм «Рай» Андрей Кончаловский получил приз «Лучший режиссёр» по итогам Венецианского кинофестиваля

Борис Иванов: «Фильм встраивается в ряд военного и послевоенного кино»

Трагическое, но жизнеутверждающее повествование “Рая” подано в нарочито старомодном визуальном стиле – “квадратная” картинка, чёрно-белое изображение, традиционная операторская техника. Фильм как бы встраивается в ряд военного и послевоенного кино, но также придаёт приёмам былых времён новое художественное значение. Так, “квадратность” картинки подчёркивает давящую замкнутость, тюремность мира, в котором вынуждены существовать герои, а чёрно-белая бесцветность изображения одновременно отражает мертвенность военной эпохи и обилие моральных оттенков серого между чернотой Зла и белизной Добра».

Трейлер фильма «Рай» с английскими субтитрами

Лариса Малюкова: «“Ад” и “рай”, по Кончаловскому, соседствуют внутри колючей проволоки концлагеря»

В отличие от обласканного Каннами и “Оскаром” “Сына Саула” — репортажа из преисподней, в котором евреи из зондеркоманды обслуживают печи и газовые камеры, Кончаловский воссоздаёт атмосферу липкого страха минималистскими средствами. Вместо искалеченных тел, огня и пепла — горы очков, расчёсок, ботинок, которые сортируют заключённые. “Ад” и “рай”, по Кончаловскому, соседствуют внутри колючей проволоки концлагеря. Здесь бьют узников ногами и освобождают бараки, выводя заключенных на санобработку. Но могут и пожертвовать собой ради другого. И тут же в коттедже молодые офицеры ведут под хороший коньяк литературные споры о Чехове — теме их дипломных работ...»

Кадр из фильма «Рай»

В 1979-м «Сибириада» Кончаловского была награждена в Каннах «Главным призом жюри». В 1988 году его фильм «История Аси Клячиной, которая любила, да не вышла замуж» получил на Берлинском кинофестивале «Приз международной ассоциации кинокритиков». Спустя почти десять лет Московский международный кинофестиваль наградил Кончаловского специальным призом за вклад в мировой кинематограф, а в 2002-м фильм режиссёра «Дом дураков» получил «Особый приз жюри» в Венеции. Затем, в 2014-м, Андрей Кончаловский представил на Венецианском кинофестивале «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына», которые позднее принесли ему «Серебряного льва» за лучшую режиссуру. Эта же лента в 2015-м завоевала «Золотого орла» за лучший сценарий. На 73-м Венецианском кинофестивале, который прошёл в 2016-м, «Рай» так же отметили призом за лучшую режиссёрскую работу.