«Мужчины и женщины Исламского государства, - начинает своё письмо Хазанавичус. - Итак, вы официально объявили нам войну. К сожалению, у вас нет униформы или каких-то иных опознавательных знаков. Мы не знаем, против кого сражаемся... Но вы должны знать, что вам не победить. Что бы вы ни делали, мы не изменимся».

Вступление Хазанавичус, как легко заметить, составил вполне стандартно, к его словам присоединился бы, пожалуй, любой мыслящий человек. Но дальше режиссёр делает неожиданный ход, переходя на иную лексику и иные идеи.

«Больше всего мы, французы, любим жизнь. И радости, которые она в себе несёт. Для нас между рождением и как можно более поздней смертью главное - это»... - а дальше начинается перечисление «радостей», которое с каждой строкой становится всё более откровенным и провокационным. После невинных «целоваться», «есть», «смеяться», «играть», «читать», «спать», «говорить», «рисовать», «спорить», «гулять» начинается всё более частое употребление глагола, который очень мягко можно перевести как «заниматься любовью». Хазанавичус повторяет его снова и снова, показывая, что для французов это ничем не отличается от занятий садоводством, походов в кино или рассказывания анекдотов. «Однажды мы назовём какую-нибудь площадь в честь Моники Левински и сами же будем над этим хохотать», - замечает Хазанавичус.

Трейлер фильма «Артист»

После этого он переходит к перечислению плотских удовольствий, для которых в русском языке трудно найти корректный перевод. Очевидно, делает он это, чтобы спровоцировать гнев тех, кто сочувствует террористам в их деятельности. Он перечисляет всевозможные физические ласки, после чего замечает: «Мы просто любим делать то, что нам нравится. И никто не может сказать нам, что мы не должны этого делать. Это и называется свободой. Запомните это слово, потому что именно за свободу вы нас больше всего ненавидите, и не надо говорить, что причина в карикатурах, футболе или рок-музыке... Сейчас мы понимаем, что все наши ценности оказались в опасности, от этого мы любим их ещё сильнее. Вот что такое братство».

Завершает своё письмо террористам Хазанавичус так:

«Вы не победите. Те из нас, кто останется в живых, будут продолжать целоваться, пить, есть, вспоминать погибших и - целоваться».