«СТАЛКЕР» (1979)


Кадр из «Сталкера»


В основе великого фильма Тарковского - повесть «Пикник на обочине» братьев Стругацких, но режиссёр для своего замысла оставил от неё один остов. Сталкер, Профессор и Писатель отправляются к загадочной Зоне, образовавшейся после падения метеорита. Там они ожидают найти комнату исполнения желаний, хотя и живут в мире победившего материализма, как говорил сам Тарковский. Принципиальные отличия фильма от сюжета «Пикника на обочине» нисколько не смущали Стругацких, которые понимали, что работают с гением и должны сделать всё, чтобы «создать сценарий, который бы по возможности исчерпывающе нашего гения удовлетворил», как писал Борис Стругацкий. В одном писатели и режиссёр определённо сошлись: чем реалистичнее выглядит фантастика, тем больше она впечатляет. Мировое признание «Сталкера» как одного из главных шедевров Тарковского сегодня сомнений не вызывает, и его по итогам работы разделили и Стругацкие. Аркадий Натанович называл его «фильмом XXI века».

Отрывок из «Сталкера»

«ДНИ ЗАТМЕНИЯ» (1988)


Кадр из «Дней затмения»


Фильм Александра Сокурова - ещё одно доказательство того, как спокойно братья Стругацкие относились к киноадаптациям, даже если их содержание кардинально отличалось от первоисточника. «Дни затмения» основаны на повести «За миллиард лет до конца света», и Стругацкие написали первый вариант сценария, но Сокуров предпочёл версию своего постоянного товарища Юрия Арабова. От повести остались одни имена персонажей, но в конфликт по этому поводу Стругацкие не вступали, - и фильм до сих пор воспринимается, в первую очередь, как экранизация Стругацких. По сюжету, в заброшенной туркменской провинции русский врач пытается найти смысл жизни в варварской, бессмысленной реальности, вопреки всеобщему равнодушию и тяжести быта. Фильм получил Специальный приз жюри от Европейской киноакадемии в 1988 году.

Фрагмент из «Дней затмения»

«ЧАРОДЕИ» (1982)


Александр Абдулов и Александра Яковлева в «Чародеях»


«Чародеи» Константина Бромберга - это совсем другие Стругацкие. На фоне фильмов Тарковского и Сокурова новогодняя сказка выглядит компромиссом, однако статус народного хита, постоянно возвращающегося на телевидение, доказывает, что свою задачу фильм выполнил. Непритязательная история о любви и вере в чудеса - казалось бы, какую крамолу можно усмотреть в «Чародеях», однако, по словам режиссёра Бромберга, одно упоминание Стругацких повергало советских чиновников в смятение. И только при уточнении, что фильм будет новогодней сказкой, его позволили запустить. Стругацкие и здесь имели непосредственное отношение к экранизации, пусть им и пришлось радикально переписать сюжет, который должен был стать адаптацией их «Суеты сует», второй части повести «Понедельник начинается в субботу».

Музыкальный отрывок из «Чародеев»

«ОБИТАЕМЫЙ ОСТРОВ» (2008)


Фёдор Бондарчук в «Обитаемом острове»


Когда отечественные кинематографисты поняли, что зритель заинтересован в высокобюджетном российском кино, появился «Обитаемый остров» Фёдора Бондарчука - попытка превратить антиутопию Стругацких в доходчивый и эффектный блокбастер. По голливудским лекалам, но с родными реалиями. Фильм был разделён, в современной модной манере, на два полных метра и собрал в прокате около $30 млн., что можно считать большим успехом (невзирая на то, что и бюджет был соответствующий). Бондарчук одним из первых попробовал снять в России высокобюджетную фантастику, которая ранее ассоциировалась только с Голливудом. Кроме того, пересказать сложное, диссидентское произведение и быть понятым массовой аудиторией - навык, редкий для отечественной индустрии.

Трейлер «Обитаемого острова»

«ТРУДНО БЫТЬ БОГОМ» (2013)


Кадр из «Трудно быть богом»


Фильм Алексея Германа проторил дорогу к зрителям за 14 лет: в 1999 году Герман начал его разработку, в 2006 завершил съёмки, в 2008 году - монтаж. До смерти режиссёра в 2013 году он так и не был выпущен, и окончательной доработкой «Трудно быть богом» (изначально - «История арканарской резни») занимался Алексей Герман-мл. Как и в случае «Сталкера», у фильма мало общего с первоисточником: он служит отправной точкой, источником вдохновения, но цель режиссёра никак не в том, чтобы снять экранизацию. Общим местом стало сравнение последнего фильма Германа с полотнами Босха и Брейгеля: апокалиптическое настроение пронизывает изображение, но отвращение перемешивается с любованием. Равнодушным после просмотра остаться невозможно: зрители либо принимают фильм как безусловный шедевр, либо видят в нём лишь кровь, грязь и пот, которые действительно ни на минуту не оставляют экран.

Ярмольник, Герман-мл. и Кармалита про «Трудно быть богом». «Индустрия кино» от 28.02.14