Стивен Спилберг вновь предложил посмотреть на привычную тему с необычного ракурса. В этот раз он заговорил не о «первых», а о «вторых», причём оказалось, что «вторым» быть иногда ещё сложнее и страшнее.

Том Хэнкс и Мэрил Стрип за роли в фильме «Секретное досье» были номинированы на «Золотой глобус», а Стрип ещё и на «Оскар»


В разные периоды Спилберг снимал кино нескольких типов. Это могли быть зрелища, гуманистические сказки или фильмы, которые можно отнести к категориям гражданских поступков. В последнее время именно на последних Спилберг решил сосредоточиться, выбирая самые острые вопросы, испытывающие американскую демократию на прочность. Это мог быть расизм Гражданской войны, «тёрки» спецслужб «холодной» войны или, на этот раз, публичные скандалы на исходе войны во Вьетнаме. Именно же рассматривается период, когда накануне «Уотергейта» «Нью-Йорк Таймс» начала публиковать секретные материалы о войне во Вьетнаме, подготовленные лично для Роберта Макнамары, и если вы не помните, кто это, стоит пересмотреть знаменитую картину с его участием.

Трейлер фильма «Туман войны»

Но в центре сюжета не репортёры «Нью-Йорк Таймс», а их конкуренты, редакция «Вашингтон Пост». Тут совсем другая жизнь: владелица газеты Кэтрин Грэйам – лучшая подруга Боба Макнамары. Главный редактор Бен Брэдли много лет был другом Кеннеди, хотя и имеет репутацию скандалиста. Газета переживает не лучшие времена, и надо тихонько пересидеть кризис, получить деньги от инвесторов и бороться за выгодные статьи светской хроники, чтобы завоевать читателя. Надо со всеми дружить – и всё будет хорошо. Но когда правительство через суд начинает «долбить» «Нью-Йорк Таймс» за разглашение государственной тайны, перед «Вашингтон Пост» встаёт выбор: или остаться «хорошими мальчиками», или найти секретные документы и тоже начать их печатать, раз коллегам это делать запретили. Сделать это нужно по многим причинам: читателей станет больше, коллег надо поддержать в их борьбе, наконец, доказать самим себе, что они ещё журналисты, а не обслуживающий персонал, который министры пускают к себе на вечеринки. На другой чаше весов – карьера, семьи, которые надо кормить, и свобода, которой можно лишиться, потому что Никсон и его аппарат не очень любят, когда их тайны выносят на публичное обсуждение. Особенно по больному вьетнамскому вопросу.

Трейлер фильма «Секретное досье»

Трудность такого фильма в том, что все в общих чертах знают, что в итоге произошло и какой статус «Вашингтон Пост» имеет в результате. Спилбергу важно было показать, как сложно рисковать во имя довольно абстрактных идеалов, рискуя потерять всё, чем привык дорожить много времени. Он вновь и вновь напоминает, пусть и в несколько наивной форме журналистской драмы, что государство и власть – не одно и то же. Что президент страны и все его министры – лишь исполнители воли народа. Что бессмысленная смерть граждан на войне, которую можно и нужно было предотвратить, - это вина правительственных кругов, о которой нужно говорить вслух, потому что это не государственная тайна, а улики, которые требуют общественного разбирательства. Кстати, если хотите больше узнать о войне во Вьетнаме с позиции современного знания о ней, лучше всего обратиться к недавнему фундаментальному исследованию Кена Бёрнса.

Трейлер фильма «Вьетнам»

А Стивен Спилберг просто утверждает, что правда стоит того, чтобы за неё бороться. И что у журналистов это попросту важнейшая обязанность, узнавать правду и сообщать её людям. Когда смотришь фильм, поначалу воспринимаешь этот посыл как одну из спилберговских сказок, но потом начинаешь вспоминать примеры честной и отважной журналистики вокруг и понимаешь, что он прав. Что важно в журналистике и быть «первыми», как «Нью-Йорк Таймс», и «вторыми», как «Вашингтон Пост», и даже «остальными», как показанные общим планом передовицы газет, поддержавших коллег и тоже вступивших в бой с преступной, как оказалось, администрацией президента.

Боб Оденкёрк, известный по сериалу «Во все тяжкие» и его спин-оффу, играет в фильме «Секретное досье» Бена Багдикяна. Это легенда журналистики и человек удивительной судьбы, турецкий армянин, который прошёл из пекла геноцида к Пулитцеровской премии и всемирной славе


Великий гуманист Спилберг, может, снял не самый свой лучший фильм. Особенно в том, как показана журналистская работа, - всё-таки тут много условности и откровенно карикатурных моментов. Но в какой-то момент понимаешь, что он оставил для зрителя свободу выбора – посчитать фильм сказкой (Спилберг же великий сказочник, как ни крути) или голосом совести, который предлагает протрезветь и совершать настоящие поступки. Даже если ты не журналист, потому что от журналистов требовать этого было бы слишком жестоко.

Сергей Сычёв