Это не фильм, которым он пытается казаться. Не роуд-муви, переполненный чёрным юмором, не комедия с возрастным рейтингом «6+». Это суровое артхаусное кино, в меру зрительское, а иногда просто невероятно удачное и талантливое. Но это не народное кино и не кассовый хит, это нужно усвоить и не ждать ничего подобного.

Рекламный кадр из фильма «Как Витька Чеснок вёз Лёху Штыря в дом инвалидов» очень напоминает «Маленькую мисс Счастье», но между фильмами очень мало общего


Между тем именно такое ощущение сложилось у профессиональной публики на «Кинотавре», где были представлены фрагменты этой картины. Витька Чеснок и Лёха Штырь вызвали невероятный восторг у публики, а приз в Карловых Варах подтвердил, что в творческом смысле фильм удался. Это правда, он удался, просто хотелось надеяться, что его посмотрят миллионы, а так это будет где-то сто тысяч зрителей, которые вообще смотрят авторское кино в России.

Витька Чеснок (Евгений Ткачук) – парень из детдома, который плевать хотел на жену и на ребёнка и который всё свободное время зависает в пивных или тискает местных девок в своём старом драндулете. У него нет ни денег, ни перспектив. А тут вдруг обнаруживается, что его папаша Лёха Штырь (Алексей Серебряков) лежит почти парализованный в своей квартирке неподалёку, и если его сдать в дом инвалидов, то можно заселиться с очередной любовницей в его квартиру и почувствовать себя человеком. Витька упихивает ненавистного Лёху в багажное отделение, и они отправляются в путь.

Трейлер фильма «Как Витька Чеснок вёз Лёху Штыря в дом инвалидов»

Дальше можно было бы ждать приключение, которое могло быть как «Маленькая мисс Счастье» или «Прирождённые убийцы», словом, какое угодно. Но авторы фильма словно сознательно нарушили жанровые условности, словно подчеркнув, что они делают другое кино. Достаточно сказать, что в путь герои отправляются только после окончания первой трети фильма, персонажей они встретят не так уж много (и те как-то пунктирно промелькнут, едва успев себя зарекомендовать), и собственно приключений будет не слишком много, явно маловато для кино с таким зачином как динамичная сцена с дракой в стиле Гая Ричи. Даже финал авторы фильма сделали попросту издевательским и нарочито двусмысленным, чтобы зритель не расслабился.

Отдельные сцены здесь сработаны просто филигранно. Ткачук, Серебряков и отдельные второстепенные персонажи временами показывают высочайший класс исполнения. Видно, что создатели картины могли сделать суперхит, и деконструкция жанра, которую они произвели, - ход жестокий, но расчётливый. Почему-то им хотелось остаться на территории арт-мейнстрима, может быть, из страха показаться слишком коммерческими. Публика фестиваля «Окно в Европу» в Выборге, где фильм был в конкурсе, приняла фильм очень тепло, но это особая публика. А вот как отнесётся к такому эксперименту широкий зритель, вопрос открытый.

Сергей Сычёв