«Гениально» - это слово в отношении фильма «Мешок без дна» вы услышите ещё не раз. И это будет, вероятно, продолжаться десятилетия, пока существует кинематограф.

Каждый кадр фильма «Мешок без дна» - уже самостоятельное произведение искусства


При этом стоит отметить, что если и существует на свете кино для избранных, то делают такое кино как раз люди вроде Рустама Хамдамова. Вернее, так почему-то сложилось, что его кино стало считаться уделом немногих. Это легендарная личность, художник, перед чьим даром преклоняются ведущие специалисты в области мирового кинематографа и чьё имя с трепетом упоминают режиссёры с международной известностью. Массовому зрителю при этом Хамдамов практически неизвестен, хотя дело тут не только в сложности его киноязыка.

Трейлер фильма «Мешок без дна»

Просто человеку когда-то сломали жизнь. Ещё учась в ВГИКе в 60-е годы, Хамдамов снял учебную работу «В горах моё сердце», которая сразу приобрела культовый статус, - и больше ему не дали снять ничего. То есть он не стал полузапрещённым и «полочным» автором, ему не пришлось, сняв несколько шедевров, уезжать за границу, ничего этого не было. Он начал снимать свой дебютный фильм после ВГИКа – у него его отобрали и отдали другому режиссёру, материал смыли, от Хамдамова в картине остались только созданные им лично женские шляпки. Сегодня фильм известен как «Раба любви».

С того момента и до самого краха СССР Хамдамов не снял ни одного фильма. Двадцать лет без кино для гения кинематографа – серьёзное испытание. Надо было быть такой цельной натурой, как Хамдамов, чтобы всё это время потратить с пользой, занимаясь другими видами искусства и ожидая момента. Впрочем, когда момент наступил, оказалось, что в новое время такому художнику жить не легче. Нет цензуры – но и денег тоже нет. Поэтому на каждый фильм приходилось тратить много лет, пытаясь найти возможности для его создания, и поэтому «Мешок без дна» - всего лишь третий полнометражный фильм Хамдамова, а ведь режиссёру уже пошёл восьмой десяток. Третий – и самый совершенный, самый невероятный, и хотя годы, которые ушли на его создание, пугают, останется-то всё равно фильм, а не то, что было до него или вместо него.

Кадр из фильма «Расёмон»


В сюжете причудливо переплетаются рассказ Рюноскэ Акутагавы «В чаще», его самая известная экранизация «Расёмон», которая здесь часто цитируется с любовью и вниманием, а также сказки «Тысяча и одной ночи», российская придворная история и русский фольклор. И ещё многое и многое другое, о чём в своё время будут, вероятно, написаны книги. История одного преступления, рассказанная с разных точек зрения, становится поводом для игры в калейдоскоп образов, бесконечно меняющих узор, но каждый раз рождая нечто прекрасное, не случайно первый вариант названия фильма содержал слово «Яхонты». А изначально Хамдамов вообще планировал трилогию «Драгоценности», первая часть которой, «Бриллианты. Воровство», была короткометражной и существует в свободном доступе.

«Бриллианты. Воровство»

«Мешок без дна» - это зрелище, которое раздвигает ваши представления о возможностях кино. Чёрно-белый фильм, который, переливаясь, светит вам в глаза, снится вам, соблазняет, проверяет на способность видеть и ощущать напрямую, минуя критические фильтры разума, поражая непредсказуемостью и мудростью, заставляя переживать странное и непривычное беспокойство. Оно на поверку оказывается тем рецептором прекрасного, который почему-то долго оставался незадействованным, как, бывает, в спортзале неспортивный человек вдруг обнаруживает, что у него есть мышцы там, где он никак не предполагал их найти. Хамдамов – человек исключительный, и, вероятно, люди, которые решат пойти на его новую картину в кино, тоже исключительные. К счастью, их много: на показах Московского кинофестиваля, где фильм был в конкурсе, в зал было невозможно попасть. Разумеется, замученное программой фестиваля жюри не оценило фильм по достоинству и вручило ему только Специальный приз, а не главный, в очередной раз продемонстрировав, что Хамдамова считают маргиналом, пусть и великим. Но дело в том, что он снимает художественное кино, а большинство – игровое или неигровое, так что если вы хотите знать, каким кино могло быть (или должно было бы быть), не пропустите фильм, когда он выйдет в прокат.

Сергей Сычёв