По Чехову очень сложно снимать фильмы. Получается либо костюмно, скучно и длинно, либо настолько радикально, что Чехова там практически не остаётся. И решение «состарить» персонажей и перенести действие «Трёх сестёр» в наше время выглядит вполне разумным компромиссом.

Юрий Грымов за счёт изменения возраста героев добился возможности позвать в фильм «Три сестры» актёров уровня Максима Суханова, Александра Балуева, Ирины Мазуркевич и Людмилы Поляковой. Реплики молодых чеховских героев они произносят с видимым удовольствием


Сюжет «Трёх сестёр» сохранён полностью, добавлены приметы времени. Прозоров, например, активно пользуется интернетом и периодически рассказывает о том, что он там прочитал. Действительно, газеты – это пережиток далёкого прошлого, молодящемуся старику читать их не пристало. Тузенбах постоянно врубает на своём магнитофоне старые записи «Машины времени» и носит футболку с надписью Pink Floyd. Кстати, звучащая в фильме музыка имитирует пинкфлойдовскую и сначала даже кажется вполне аутентичной. На самом же деле она написана специально для фильма.

Пресс-конференция фильма «Три сестры» на «Кинотавре»-2017

Но больше всего всё это, при близости к тексту «Трёх сестёр», напоминает совсем другое произведение, о котором Юрий Грымов не знал, но которое почему-то выглядит здесь главным референсом. Речь о великом американском документальном фильме «Серые сады», где две пожилые аристократки, мать и дочь, живут в пришедшем в упадок поместье, но наряжаться стараются по последней моде и разговаривают так, как уже давно никто не говорит. Фильм вышел в 70-е и наделал много шума, начиная с того, что модельеры стали создавать линейки одежды по мотивам нарядов героинь фильма, Бродвей запустил мюзикл «Серые сады», а Голливуд несколько позже выпустил игровой фильм.

Трейлер фильма «Серые сады»

Общего у фильма «Три сестры» с «Серыми садами» много: и герои, и тщательно, со вкусом обставленные помещения с явным налётом упадка, приметы стремительно наступающего на оазис циничных настоящего и будущего. Но особенно эти две картины роднит то, что их герои – маргиналы, «ископаемые», наследники великой культуры среди тотальной пошлости. У Чехова мы видим типичных представителей своего поколения, которое не справляется с вызовами эпохи. А здесь единственным человеком, который действительно типичен, является Наташа, и если у Чехова делается предположение, что этот вид выживет и победит, то здесь только он и выжил, а сёстры с их старыми и новыми знакомыми – просто странные артефакты, вписанные в удивительно красивые интерьеры.

Сергей Сычёв