Нет, это не тот нашумевший короткометражный фильм, где у российского режиссёра снялся сам Кевин Спейси. Тут другой «Конверт», полнометражный хоррор, который мог бы считаться пародией на японские фильмы ужасов, если бы не был так серьёзен.

От других российских хорроров «Конверт» отличается тем, что в нём есть известные актёры. Кроме Юлии Пеерсильд, сыгравшей главную роль, здесь появляются также Дмитрий Куличков и Сергей Барковский


Московского парня, обычного водителя, на работе просят отнести по адресу письмо, которое по ошибке пришло в офис. Парень находит нужный дом, но почему-то не бросает письмо в ящик. Он знакомится с загадочной пожилой женщиной, которая просит его доставить то же самое письмо по другому адресу, но уже за приличное вознаграждение. Парень соглашается, но его путь к адресату оказывается более запутанным, чем он предполагал. У него постоянно случаются провалы в памяти, он попадает во временные петли, вокруг него происходят несчастные случаи, а ещё ему периодически является маленькая девочка, которую нам показывают короткими кадрами под сильные шумовые эффекты.

Трейлер фильма «Конверт»

Оставим в стороне то, что в фильме нет почтовых ящиков, равно как и то, что размытые кадры с девочкам уже давно никого не пугают. О недостатках фильма можно говорить очень долго, и они достаточно быстро бросаются в глаза, чтобы предположить, что о них уже знает весь «рунет». Гораздо интереснее поговорить о том, почему в России не получается делать хорроры, оперируя японскими или американскими штампами. Так же, как, впрочем, и триллеры: удачных примеров почти нет. Но триллеры (кстати, создатели «Конверта» предпочитают называть его мистическим триллером) никто почти и не пытается производить, в то время как жанр ужасов выглядит очень привлекательно. Любой же может заметить, что даже очень посредственные зарубежные хорроры неизменно собирают у нас кассу, которой могут позавидовать фильмы лучших режиссёров мира, даже обладатели премий крупнейших кинофестивалей. Ужасы стоят дёшево, производятся быстро, а зрители им всегда прощают практически всё, лишь бы было страшно и/или весело.

Тот самый фильм «Конверт», с которым можно спутать новый хоррор

Но в России попытки делать ужасы по тем же принципам, что на Западе, терпят крах. Потому что ни страшно, ни весело не получается, а получается просто неловко за то, что мы видим на экране. Фильма «Конверт», кстати, это не так уж сильно касается, потому что здесь как минимум очень хороший оператор Ирек Хартович (см. его фильмографию), который некоторые сцены сделал очень и очень достойно. Но всё равно, условности, которые мы готовы принять, когда речь идёт о чудом материале, на материале российском не выглядят правдоподобными. Зритель сначала удивляется, потом смеётся, а затем начинает скучать и ждать, когда закончится фильм, ради которого он поссорился с девушкой, потому что она не хотела идти на «ужастик». Есть, конечно, блокбастеры, которые опровергают эту мысль, сверхуспешные «Вий» и «Гоголь. Начало», но всё-таки это другое дело, постмодернистские фэнтезийные комические страшилки-блокбастеры не могут составлять тренд.

Трейлер фильма «Гоголь. Начало»

Значит ли это, что великолепных хорроров в России не делается? Нет, они есть. «Груз 200», «Счастье моё», «Жить», отчасти «Майор» и «Конвой» - это очень страшные фильмы, которые имеют полное право называть российскими шедеврами хоррора. Напомним, что хоррор – это не всегда мистика и не всегда зомби, даже не всегда загадочные девочки в расфокусе. Но все эти картины обычный зритель считает просто артаусом и не смотрит их. Может, потому, что они слишком страшные. Есть несколько комедийных хорроров, среди которых found footage «Шопинг-тур» и слэшер «Дизлайк». Они не страшные, зато смешные, хотя система координат вполне позволяет относить их к фильмам ужасов.

Трейлер фильма «Груз 200»

Переломить эту ситуацию, очевидно, сегодня не удастся. Потому что зрители перестали доверять мнению критиков, а те, в свою очередь, стараются обходить стороной российские хорроры, сделанные под кальку с западных, чтобы не тратить время и нервы, хотя вопрос заслуживает детального культурологического разбора, без которого проблему решить не удастся. То есть, индустрия и зрители в жанре заинтересованы, но экспертизы не хотят, а хотят, чтобы просто вдруг сами по себе наши фильмы ужасов вышли на международный уровень качества. Отчасти оправданием служит то, что хорроры вообще переживают не лучшее время повсюду, но в России эта проблема могла бы иметь решение, а вот не решается.

Сергей Сычёв