Идеальная для оскаровского формата история, над которой невозможно не заплакать. «Лев» вряд ли станет главным фильмом сезона 2016-2017 гг. по версии Киноакадемии, но пропускать его всё же не стоит. Хотя бы потому, что его сюжет для России очень актуален.

Руни Мара и Николь Кидман играют в фильме «Лев» роли второго плана, но без их великолепно сыгранных персонажей обойтись здесь было бы невозможно


Жил-был мальчик в одной бедной индийской деревушке. Однажды он потерялся, попал в большой город и на вопросы взрослых бормотал только, что его зовут Сару и что он хочет к маме. Его поместили в приют, а потом его усыновила австралийская семья, и всё у него в жизни стало хорошо. Он вырос, стал успешным, и только смутные воспоминания о детстве не только не отпустили его, но превратились в манию, которая сильно мешала жить.
Нервы зрителя здесь пощадят, и на многие ужасы только намекнут. Это не социальное кино, не публицистика, тем более не хоррор, а трогательная история о поисках мамы, и если кому-то и можно уподобить героя этой картины, так это мамонтёнку из советского мультика. Мамонтёнку, который вырос, но у него так и свербит где-то внутри, что ведь где-то на другом конце света его должна, просто обязана ждать мама.

Трейлер фильма «Лев»

Поскольку в России вопросы усыновления, в том числе из-за рубежа, - это темы больные, обсуждаемые, для нас «Лев» очень важен и понятен. Прекрасно мы видим и узнаём бедный мирок, где обитает маленький Сару. Хорошо можем представить себе большой город, в котором он оказался. Можем предположить, в какую ловушку его попытались заманить взрослые, и мы, в общем, представляем, что значат слова, которые ему говорят в приюте: надолго здесь оставаться нельзя, если ты нормальный человек. Просто губительно. Случай Сару похож на сказку, в которую нам сложно поверить. Всегда рядом находились ангелы-хранители, а потом ещё и идеальная семья иностранцев. В этой истории всё неправдоподобно, и мы часто спрашиваем себя, зачем нам прямо с экрана врут, умалчивая о том, что всё должно быть мрачнее. Это происходит до самого последнего момента, пока мы не узнаём, что Сару – настоящий, разве что не такой красавец, как сыгравший его Дев Патель, и всё описанное действительно случилось с ним. Снова повторяется старая история: мы жалеем, что это не документальное кино, что нам не удалось увидеть, как всё было в действительности, без декораций, но сама фабула с этого момента приобретает для нас другой смысл, поднимает другие вопросы.

Дело теперь не в том, хорошо ли детям уезжать за границу к родителям, которые говорят на другом языке и живут другой жизнью. Конечно, хорошо, если это люди хорошие. Конечно, рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше. И уж никак не людям, которые сами никого в жизни не усыновили, решать будущее детей, которых они ни разу не видели в глаза. Вопрос тут в другом – в корнях, которые сложно определить в себе, но которые почему-то все время тянут к родной земле. Чем человек дальше – тем сильнее. Можно их пытаться обмануть, как Бродский, который не просто так приезжал в Венецию вместо Ленинграда каждый год. Можно преодолеть вовсе, как Набоков, чтобы потом, правда, писать к России отчаянно: «Отвяжись, я тебя умоляю!» Герой фильма «Лев» молод, у него хотя бы нет ощущения, что не осталось страны, куда можно было бы вернуться. Его мысль, хоть и направленная в прошлое, развивается в настоящем. Он может не найти мать, но что-то он найдёт точно. Хотя бы водонапорную башню, которая застряла в его памяти. Свою Индию. Правда, Галич бы сказал: «Не возвращайтесь в Варшаву, / Я очень прошу Вас, пан Корчак! / Вы будете чужеземцем / В Вашей родной Варшаве!» И был бы прав, конечно. Об этом стоит подумать, ради этого стоит пойти на фильм.

А почему он называется «Лев», можно узнать только из фильма. Это слишком приятный и забавный сюрприз, не будем вас его лишать.

Сергей Сычёв