Конвейер по переработке диснеевских мультхитов в киноблокбастеры идёт полным ходом. «Красавица и чудовище» занимает третье место после «Золушки» и «Книги джунглей», причём не только по хронологии. Однако главное, что объединяет все эти фильмы и оправдывает бизнес-проект Disney: видеть на экране такую красоту непривычно и очень приятно.

Сильнее всего в фильме «Красавица и чудовище» впечатляет обилие деталей, многие из которых явно настоящие, полноценный реквизит в компьютерную эпоху


Сюжет диснеевского мультика, как и в предыдущих случаях, был изменён в сторону чуть более «взрослого» повествования: усложнены образы персонажей, введены дополнительные ситуации, добавлены незначительные, но приятные детали для тех, кто знает мультфильм наизусть. Так, мы узнаем много интересного про обстоятельства появления на свет Белль, раскроем тайну, которую пришлось хранить её отцу, ощутим одиночество Белль, которая не только красавица, но и тотальный аутсайдер, маргинал, чьё будущее при других обстоятельствах могло бы сложиться совсем иначе. Но в целом сюжет останется тем же: заколдованный замок с Чудовищем и его слугами в образах домашней утвари, Белль, которая стала пленницей Чудовища, и красавец Гастон, решивший жениться на Белль любой ценой.

Трейлер фильма «Красавица и чудовище»

С Гастоном связана неожиданная для всех ситуация, превратившаяся для студии Disney в бесплатный маркетинговый козырь при продвижении фильма в России. У Гастона есть приятель Лё Фу, его восторженный поклонник, а заодно, если «по понятиям» (а Гастон живёт именно так), его «шестёрка». Так вот, незадолго до выхода фильма в России появилась следующая новость. Режиссёр картины Билл Кондон дал интервью изданию Attitude. Он рассказал, что ещё на этапе работы над сценарием было принято решение внести в историю некоторые изменения – и в сказке студии Disney впервые появился герой-гомосексуалист, и что это как раз Лё Фу, роль которого в фильме исполнил Джош Гад. В США это новость была принята неоднозначно, некоторые кинотеатры официально отказались демонстрировать фильм, который, кстати, в США получил рейтинг без возрастных ограничений при условии присутствия на сеансе родителей. В России же депутаты Государственной Думы попросили министра культуры Владимира Мединского проверить «Красавицу и чудовище» на соответствие законам. Депутат Виталий Милонов заявил, что под видом детской сказки кинопрокатчики предлагают «явную, неприкрытую, бессовестную пропаганду греха, извращённых сексуальных отношений». Была собрана специальная комиссия, чтобы проверить это и вынести суждение относительно возрастного рейтинга, который можно присвоить фильму в России. Комиссия никакого гомосексуального подтекста в фильме не обнаружила, но фильм всё же был рекомендован к просмотру людям от 16 лет.

Репортаж канала «Россия 24»


Но комиссия – комиссией, а простым людям стало интересно. Вдруг комиссия что-то проглядела, а в фильме вправду есть гомосексуальный подтекст, о котором, тем более, говорил сам режиссёр, тем более что в американском коммерческом кино это понемногу становится трендом? И у публики появился дополнительный повод сходить на фильм, вдруг из диснеевской сказки превратившийся в скандальный блокбастер. Достаточно начать смотреть фильм, чтобы обнаружить несостоятельность любых претензий к нему в этой области – и в то же время состоятельность. Попробуем объяснить. Диснеевская анимация, как мы все привыкли, работает с гиперболой и гротеском. Привычные сказочные сюжеты трансформируются, появляются персонажи-«шуты», злодеи становятся более комичными, но оттого в какой-то момент более устрашающими, а положительные герои, тоже наделённые юмором, наделяются при этом почти святостью, которой могло вовсе не быть у их древних прототипов.

Фрагмент фильма «Красавица и чудовище»

При перенесении этой системы на киноэкран может возникнуть противоречие: что казалось нормальным, пока было нарисованным, теперь воспринимается иначе. И прихвостень Лё Фу, подобный которому есть в каждом диснеевском мультике, неожиданно превращается в безответно влюблённого одинокого мужчину, которого с Гастоном связывают не только совместные воспоминания об общем военном прошлом. Эта тема с давних пор интересовала исследователей американского кино, тем более что среди них почти все обожают психоанализ и часто рассматривают кинематограф с фрейдистских позиций. Конечно, они бы сказали, что гомосексуальный подтекст в отношениях героев присутствует, но именно как подавленное влечение, характерное, например, для героев buddy movies. Например, «Смертельное оружие», «Криминальное чтиво» или «Двенадцать друзей Оушена» будет всегда интерпретироваться на Западе и с этой точки зрения, там будет серьёзно говориться о способах подавления гомосексуальности и о её проявлениях. Это не будет означать, что герои предпочитают мужчин, и нужно на такое кино сразу вешать определённый ярлык, потому что речь здесь идёт именно о методе анализа, который предполагает некую систему, и в неё гомосексуальное влечение как неотъемлемый элемент человеческой психики уже заложено. Можно пойти даже дальше и сказать, что поскольку Голливуд тоже ценит наследие Фрейда, гомосексуальные мотивы могут закладываться – и закладываются в любые массовые произведения, но «прочитаны» они могут быть только в рамках того же самого метода, в то время как при других типах анализа эти подтексты просто исчезнут как неактуальные, не первостепенные для большинства произведений. Поэтому, даже без заявления Кондона, о Лё Фу, равно как и о некоторых слугах Чудовища, всё равно стали бы говорить, но лишь при определённых условиях.

Фрагмент фильма «Красавица и чудовище»

Зато любопытно отметить другие «месседжи» этого фильма, куда более интересные. Например, его своеобразный снобизм. Общество здесь жёстко поделено на аристократичный замок и плебейский городок, причём городок в какой-то момент превращается в гадюшник фонтриеровского типа, персонажи обращаются в гойевских чудовищ, готовых на любые злодеяния и легко поддающихся на любые провокации нарцисса Гастона. Белль среди них, конечно, не место, её любовь к книгам этим недолюдям кажется предосудительной. Такого отношения к низшим классам массовый американский кинематограф не осмелился высказывать никогда. Так и хочется, чтобы Белль, как Грэйс, попросила Чудовище уничтожить и городок, и его мерзких обитателей, а вместо собаки помиловать, скажем, лошадей. Это жёстко, но авторы фильма чётко расставляют культурные приоритеты: Белль читает Шекспира, и поэтому она – человек, в то время как остальные – лишь волки в овечьих шкурах. Язвительную пародию предлагают авторы на другие священные для пуритан образы. Война – это дрянное и жестокое место, на котором могут формироваться только негодяи вроде Гастона и Лё Фу, чтобы потом подпитывать свои омерзительные союзы апелляциями к военному прошлому. Других ветеранов мы в фильме не увидим. И уж конечно, когда толпа отправится устраивать погром в замке, она будет кричать, что делает это с Божьей помощью, и это тоже издёвка, которую невозможно пропустить.

Лучше ли эта «Красавица и чудовище», чем недавний одноимённый французский фильм? Далеко не всегда

Но если говорить о впечатлении в целом, то «Красавица и чудовище» - фильм довольно умеренный во всех отношениях. Здесь нет замечательной гуманизации образа антагониста, как в «Золушке», и бесподобного компьютерно-животного мира, как в «Книге джунглей». Слуги Чудовища в мультике были харизматичнее, а сюжет казался правдоподобнее. Обилие песен в этот раз утомляет, и в дубляже их слушать тяжело, за исключением прекрасной вокалистки, исполняющей партии мадам Гардероб. Но смотреть, смотреть этот фильм глазами – одно удовольствие, ради которого стоит ехать в самый дорогой «Аймакс». Временами фильм становится умопомрачительно красив, а в остальное время он просто прекрасен – и костюмами, и декорациями, и «танцами» камеры. За это ему многое можно простить, а дети выйдут с сеансов с твёрдым, пусть и неверным убеждением: если читать много хороших книжек и ни на какие подколы не обращать внимания, то будут в жизни и дворцы, и чудеса, и принцы (или принцессы) на белых конях. Пусть даже и только в воображении.

Сергей Сычёв