Про творческий путь

Филипп Абрютин
Я сын чукотского народа, Чукотка – моя родина. Я этим очень горжусь и очень дорожу. Потому что когда начинаешь работать в индустрии, в Москве, в этом ритме, есть опасность потерять связь с корнями. Я очень хочу сохранить её, потому что, как мне кажется, мы все в кино рассказываем каждый свою историю. Каждый идёт каким-то своим путём. Мне кажется, что в моих корнях, в моём происхождении заложена основа моего пути. В Выборге для нас огромная честь представлять картину «Команда мечты». Это такое начало пути в семейном кино, начало разговора со зрителями о каких-то вечных ценностях. Суть фильмов для семейной аудитории будет сводиться к тому, что человек должен быть добр, чуток к близким, к окружающему миру и сохранять собственное достоинство. Вот с этими идеями, с этими мыслями я иду по этому пути.

Трейлер фильма «Команда мечты»

Про детское кино

Филипп Абрютин
Детское кино – это то кино, которое дети могут посмотреть с родителями. И все получат удовольствие. Где есть несколько смысловых слоёв, которые будут восприняты и детьми, и родителями, может быть, по-разному, но они будут увлекать. Мне кажется, что лучше называть такие фильмы семейным кино. Именно такое кино мы и снимаем. Хотя, конечно, как мне кажется, в нашей «Команде мечты» сама история, сами герои, то, как мы снимали, позволяют говорить, что это детско-юношеское кино. Как раньше было такое определение.

Про «Команду мечты»

Филипп Абрютин
В этом названии большой смысл. С одной стороны, таким образом мы хотели привлечь внимание зрителей, которым нравятся спортивные фильмы, которым нравятся сюжеты о каких-то соревнованиях, преодолении самого себя и, как в «Движении вверх», истории о команде, о единении. Но с другой стороны, и для нас это очень важно, название «Команда мечты» несёт в себе глубокий смысл. Дело в том, что история любой победы, история любого победителя тесно связана с людьми, которые стоят у него за спиной. Очень часто это родные люди – мама, папа, брат или сестра, дедушка или бабушка, которые, может быть, ради этой победы, ради этого победителя, может быть, чем-то своим пожертвовали (временем, мечтами – лишь бы мечта вот этого близкого человека была реализована). На наш взгляд, на мой взгляд, история этой семьи и вообще семья – это и есть команда мечты. Поэтому у нас идёт переплетение спортивного и семейного смысла. Очень важно, что эта история – не альманах. Она многосюжетная, она не очень проста к восприятию. Две сюжетные линии развиваются параллельно, а потом пересекают друг друга. И эту историю вместе со мной снимал Максим Зыков. У нас две линии и два режиссёра. Максим как раз больше занимался линией, завязанной на скачках, – с Романом Мадяновым, Тагиром Мершиным, Анной Чуриной, Ксенией Золотовой, а я занимался линией со Стояновым, Яном Цапником и Владимиром Сычёвым. Мы настолько стали командой во время съёмок, что Максим присутствовал у меня на площадке, а я у него. Съёмки были тяжёлыми, поэтому мы друг другу помогали. Это такое совместное творчество, у которого есть два режиссёра. Мне кажется, «Команда мечты» – это кино, которое понравится и полюбится всем и по всей стране. Мы рады, что выходим 29 августа совместно с «ЦПШ» в широкий прокат. Мы ждём зрителей в кино. Нам очень важен этот диалог.

Трейлер фильма «Команда мечты»

Про съёмки с лошадьми

Филипп Абрютин
Вообще съёмки лошадей – это было то, к чему мы оказались не готовы. Мы настолько наивно подошли к сценарию, когда описывали эпизоды с участием лошадей.. Нам показалось, что мы можем приехать в Казань на ипподром, встретиться с нашими консультантами, тренерами, мастерами-жокеями и сказать, что вот здесь лошадь должна лягнуть нашего героя, вот здесь она должна упасть, а здесь должен быть кувырок – и они должны будут это сделать. Это всё оказалось крайне непросто. Во-первых, чем мы гордимся – в нашем фильме задействованы настоящие арабские скакуны, это лошади-чемпионы. Они через неделю после наших съёмок уже выигрывали различные соревнования. Лошадь Вега, которая по сюжету была отравлена и пострадала, вот она лежит в этой конюшне – это самая сложная сцена, к моему удивлению. Нам сначала пришлось, как это делают при лечении лошадей, связать её ноги, аккуратно положить лошадь (мы там специально подстелили сено, воду рядом держали, чтобы ей было максимально комфортно) и очень долго её успокаивать. И потом тихо начали снимать. На съёмки было потрачено пять минут реального времени, а до этого два часа мы репетировали.

Интервью с Филиппом Абрютиным