Елизавета Зимарёва
Вы говорили с людьми, пережившими эту трагедию. Какие слова они использовали чаще других, описывая те страшные события?
Александр Котт
Знаете, у нас был такой своеобразный кастинг. Я не просил армянских актёров что-то играть, но просил вспомнить те события, потому что так или иначе это коснулось всех армян. Я просил людей, которые пробовались на роль, рассказать свои воспоминания. По тому, как они рассказывали, что и как вспоминали, я останавливал свой выбор. Практически все говорили об одном. Паника, истерика прекращались практически сразу, как ты там оказывался. Страшнее было ехать туда, как только оказывался там, начиналась работа. Главное слово – это тишина. Все молча работали. Разбирали завалы, искали своих. Потому что эмоцией такой не поможешь, и включались какие-то другие инструменты – защита, иммунитет. Были такие «минуты тишины», когда все замирали и слушали: есть кто под завалами или нет. Слышали и бросались туда. Эта история не про эмоцию. Всё происходило очень быстро, человек понимал, что нужно просто успеть сделать. Главное слово здесь – тишина.

Трейлер фильма «Спитак»

Елизавета Зимарёва
Где проходили съёмки?
Александр Котт
Мы снимали в Армении – в Аштараке, под Ереваном, во многих других местах. Ещё были съёмки в Москве. Мы строили декорации.
Елизавета Зимарёва
Где вы построили дом родителей главного героя?
Александр Котт
Это недалеко от Еревана. Есть такие места, где селевые потоки. Там уже покорёженная земля, вся в трещинах, в домах уже никто не живёт. Мы нашли там место, построили дом по-настоящему, чтобы наш герой его разбирал.
Елизавета Зимарёва
Эффект документальности в фильме действительно есть. Есть ощущение, что это – настоящее жилище. Давайте поговорим про цвет фильма. Всё серое из-за пыли.
Александр Котт
Этот цвет – цементный, я бы сказал. В воздухе практически висел цемент, когда всё разрушилось, поднялось и зависло. Мы хотели, чтобы история девочки в подвале была цветной, а история снаружи была не серая, а цементная. Цементная взвесь, из-за которой было трудно дышать. Завалы разбирали и ковшом поднимали эту цементную пыль.

Александр Котт про фильм «Спитак»: «Главное слово – это тишина»

Кадр из фильма «Спитак» («Russian World Vision»)


Елизавета Зимарёва
Сколько было съёмочных дней?
Александр Котт
Было 36 смен. Мы не снимали 36 смен подряд. У нас были микроэкспедиции. Снимали зимой и летом.
Елизавета Зимарёва
В зимних сценах, кажется, все так легко одеты.
Александр Котт
Легко одеты, потому что все выскочили в том, что было, кутались в одеяла. Зима тогда была холодная. Летом снимали, потому что были сцены летом.
Елизавета Зимарёва
Главную роль играет Лерник Арутюнян и, насколько мне известно, по-русски он не говорит…
Александр Котт
Он плохо знал русский язык и очень готовился к съёмкам. Он потом себя же переозвучил. Мы скорректировали акценты, потому что он очень смешно говорит по-русски, а нам это не нужно было. Он плохо говорил по-русски, но учился, нам надо было как-то общаться. Кстати, он больше учил русский, чем я – армянский.

Кадр из фильма «Спитак» («Russian World Vision»)


Елизавета Зимарёва
А как вы учили армянский? Пока работали с армянскими актёрами, слушали их?
Александр Котт
Да, я слушал. Тут вопрос про «ощущение правды». На каком бы языке человек ни говорил, когда он оказывается в определённых обстоятельствах, ты чувствуешь, фальшивит он или нет. Я знал, конечно, о чём они говорят, потому что был сценарий. Но когда горе, интонация везде одна. Я слушал их речь как музыку.
Елизавета Зимарёва
Расскажите ещё немного про работу с Лерником. Много ли было читок?
Александр Котт
По правде сказать, никаких читок не было. Я очень не люблю читки. Я пробовал делать так в каких-то фильмах. Встречаешься с актёром, обсуждаешь, репетируешь, но человек приходит на площадку совершенно другой. Потому что уже другой день, он по-другому встал, в другом костюме, тут камера ещё. Начинается борьба вчера с сегодня. А мы просто брали Лерника, окунали в атмосферу, и я говорил, что делать. Он знал примерно текст, его выучил. Я против репетиций заранее. Если актёр будет думать о том, что он играет… Он просто должен существовать в предлагаемых обстоятельствах. Тем более, такие актёры как Лерник. Его неуверенность мне была нужна. Если всё было бы заранее, то возникло другое ощущение. У меня принцип: заранее не репетирую. Это – бессмысленно. У человека возникает такая матрица, он входит на площадку со вчерашним днём, что-то пошло не так и всё, ощущение катастрофы.

Кадр из фильма «Спитак» («Russian World Vision»)


Елизавета Зимарёва
Ещё вопрос про кастинг. Что для было важно при выборе актёров?
Александр Котт
Мне нужны были лица, при взгляде на которые сразу понятно, о чём люди думают. В смысле, по ним сразу видно, о чём люди думают. Бывает, хороший актёр, но лицо бесцветное. Бывают лица с характером. У Саши Кузнецова лицо с характером. У Кости Пояркина, Олега Василькова, Димы Муляра тоже. Они такие документальные, не актёрские.

Кадр из фильма «Спитак» («Russian World Vision»)