Михаил Трофименков («Коммерсантъ»)

Беда в том, что для трезвого человека нет ничего скучнее и/или отвратительнее, чем наблюдать за обдолбанным существом. Ноэ же, отказавшись от визуализации кошмаров героев, предлагает именно это. Диагноз: дефицит фантазии. Иначе бы Ноэ не изменял заявленному принципу, подвешивая камеру под потолком или переворачивая её вверх ногами».

Егор Беликов (ТАСС)

"Экстаз" полон безудержной жизненной энергии, причём энергии злой, деструктивной. Невидимый злодей здесь даже не тот, кто добавил наркотик в ёмкость с напитком, а сам злой рок, заставляющий героев корчиться в муках, бороться с невидимыми для зрителя демонами».

Трейлер фильма «Экстаз»

Василий Степанов («Сеанс»)

Заспойлерить этот фильм очень просто и в то же время практически невозможно. Он сам спойлерит себя в каждом ролике, сливая самые дикие моменты, и каждым плакатом, обещая неистовый трэш. Он, естественно, продолжает невыносимые фильмы Ноэ и развивает их, дистилируя его, как выяснилось, глубоко гуманистическое отношение к жизни в некую идеальную формулу, утверждающую: где один человек – там истерика, два – ссора, три – толпа и паника, больше – смерть. Но смерть по Ноэ – это тоже вполне себе "опыт". Пережить не получится, а испытает – каждый.

Ефим Гугнин (film.ru)

В какие-то моменты Ноэ почти ударяется в эксплуатацию, да и чёрт бы с ним – эксплуатация эта талантлива и действительно работает. Вместе с противовесом в виде мрачного остроумия она превращает неприятное в по-настоящему страшное. А "Экстаз", определённо, очень страшный, физически страшный фильм: страшнее любых хорроров, социальных реклам или "Реквиемов по мечте". А все потому, что Гаспар, как никто другой, понимает простую истину: наркотики не дают людям ничего нового, они лишь раскрывают то, что в них уже есть. Наркотики не избивают друзей, не выкидывают их на мороз и не запирают своих детей в комнате с электрощитком. Это делают люди».

Татьяна Шорохова (kinopoisk)

Ноэ заполняет весь фильм музыкой, и её гипнотический ритм завораживает не только зрителя, но и героев, которые, находясь под воздействием какого-то мощного наркотика, могут только танцевать. И искать виноватого, конечно. При этом режиссёра абсолютно не интересует, что именно переживают его герои – ему интересно показать, как это выглядит внешне».