Василий Степанов («КоммерсантЪ»):

Помимо новаторски легкомысленного отношения к вопросам классической научной фантастики и кибернетики “Зои” удивляет весьма дотошно прописанным миром будущего. Будущее, как и бывает в реальности, не меняет здесь картину мира целиком, не шныряет по небу летающими автомобилями, не разливается по экрану кислотной фантазией художника-постановщика, а существует в мелких деталях. Люди всё ещё ходят на выставки и слушают пластинки, но коктейль в ближайшем пабе им наливает бармен-робот, а в подвале неподалеку андроиды делают друг другу эротический массаж. Похожим образом с фактурой плюшевого будущего расправлялся Спайк Джонс в своём фильме “Она”, но, кажется, даже он был радикальнее Доремуса. Всё-таки в приложение (даже с голосом Скарлетт Йоханссон) влюбиться труднее, чем в Леа Сейду».

Алиса Таёжная («The Village»):

Не очень сложные и предсказуемые повороты, о которых всё-таки не хочется рассказывать в короткой рецензии, начинаются уже через 15 минут фильма — и отношения Коула и Зои будут много раз меняться за весь фильм: от сближения и взаимной привязанности до болезненного одиночества. Режиссёр “Равных” и “Новизны” — банальных, но в деталях местами волшебных фильмов о любви в цифровое время — в этот раз опять обходится с антиутопией очень бережно, как делало “Черное зеркало” в эпизодах Hang The DJ и San Junipero. С крупными планами красивых и задумчивых людей, позитивной идеей любви и совместимости и светлой печалью о том, что мы сами не знаем, чего хотим. “Зои” очень предсказуема и мелодраматична во второй части — и в какой-то момент Сейду и МакГрегор совершают актёрский подвиг, чтобы зрители не сошли с ума от зацикленного сюжета. Жанр мелодрамы-антиутопии — точно новая золотая жила во времена Tinder, побеждающей полигамии и машинного обучения, и индустрия просит нарожать десятки подобных фильмов на все случаи запутанной личной жизни».

Трейлер фильма «Зои»

Елена Громова («КиноАфиша»):

“Зои” Дрейка Доримуса затрагивает очевидно одну из самых перспективных и актуальных для исследования проблем – насколько искусственный интеллект аналогичен человеческому, и может ли робот испытывать эмоции и переживания такие же, что охватывают простых смертных. Правда, привычных интонаций для кино об искусственном интеллекте здесь особо-то и нет. “Зои” ‒ это мелодрама, а не психологический триллер, завёрнутый в эффектную обертку. До заострения различий между искусственным интеллектом и видением мира людьми у Доримуса дело не доходит, и на лавры картины “Она” Спайка Джонса “Зои” не покушается. Фильм также не смотрит в сторону того пути, что некогда был начертан в “Превосходстве” Уолли Пфистера, хотя обе ленты говорят о копировании человеческих воспоминаний на другой субстрат. Не ввязывается “Зои” и в размышления о бунте машин, и устаревшие модели синтетиков (одного из них сыграла Кристина Агилера) не пытаются бороться за свои права, а их более продвинутые собратья даже не состязаются с людьми в хитрости, в отличие от героини Алисии Викандер в “Из машины” Алекса Гарленда».

Борис Иванов (FILM.RU):

К сожалению, желание Доремуса обсуждать печальные нюансы современной и будущей любовной жизни оказывается в “Зои” сильнее обязанности создать полотно, которое затронет зрителей не только интеллектуально, но и эмоционально. Во второй части ленты персонажи так много говорят о чувствах, что фильм начинает походить на психологический семинар. Это не столь уж плохо, потому что герои говорят умные вещи, но и не так выигрышно, как в картинах, которые и умны, и страстны. При этом МакГрегора и Сейду упрекнуть не в чем – их игра прочувствована и прожита от начала и до конца. Проблема у “Зои” сугубо сценарная и режиссёрская. Доремус никогда не считался великим постановщиком, и в новой работе он не прыгнул выше головы. Это малобюджетная картина, и она не впечатлит тех, кто ждёт от футуристического кино размаха спецэффектов и оригинальных дизайнов. В основном “Зои” – минималистская постановка, и мир будущего в ней почти не отличается от мира настоящего. Но когда фильм пристально вглядывается в глаза и души персонажей, фоновый визуальный фейерверк может только помешать. Так что скромность (но всё же не скудость) “Зои” вполне уместна и правильна. А вот сценарий мог бы быть поизящнее».

Юлия Кузищина («Киномания»):

“Зои” оказывается довольно человеческим фильмом в том смысле, что строится на не очень рациональном поведении людей. Добавляя в их вселенную потенциально превосходящие, но пока зависящие от них создания вроде синтетика Зои, Доремус делает попытку исследовать не очень совершенную человеческую природу. Даже и сам создатель синтетика не уверен, как он к своему творению относится: с восхищением или всё-таки с некоторой отстраненностью? В беседе с бывшей женой Коул соглашается, что спать в обнимку с прототипом робота, заменяющим партнёра — жутковато, и эта неуверенность и в последующих отношениях с Зои оказывается потенциально интересной темой, в которую режиссёр, тем не менее, заходит поверхностно. В итоге героиня формально получает возможность жить по человеческим правилам, приобретая физиологическое свойство живого организма — слёзы. Вот только стала ли она на самом деле равной человеку, или это всего лишь временная иллюзия, пока мир не обратит внимания на её обновленную массовую версию?»

Иван Чувиляев («Фонтанка.ру»):

У Доремуса уже весьма обширная фильмография, но задор — как у дебютанта. Он упорно пытается всунуть в картину вообще всё что наболело и что видел. Максимум образов и слов, визуальных трюков и эффектов, аллюзий и цитат, конфликтов и интриг. И лента производит соответствующий эффект: регулярно приходится краснеть за авторскую избыточность и вообще чувствовать себя не слишком комфортно. Есть тут кошмарно-карамельная сцена поцелуя в зале-арт-объекте, который превращает любой звук в изображение. Герои лобызаются на фоне всполохов и абстрактных цветовых композиций (эту школьную милоту ещё на афишу не постеснялись поместить). Характеры прописаны со всей, с позволения сказать, выпуклостью, актёрам и играть ничего не надо. Он — сомневающаяся скотина. Она — отчаявшаяся девица. Есть ещё андроид-разлучник».