Иван Кудрявцев
Во-первых, я поздравляю вас с завершением проекта. Это – кино, которого действительно все долго ждали. О нём говорили, потому что вы с очень высокой планкой подошли и к отбору актёров, и в целом к подготовке проекта – очень тщательно и бережно всё готовили и отбирали. Я догадываюсь, что, наверное, чтобы прикоснуться к такой фигуре как Довлатов, нужно быть не робкого десятка артистом, художником. Вы честно признайтесь, робели перед тем, как взяться за эту историю? Или как раз наоборот бояться не надо, чем смелее берёшься, тем правильнее всё получается?
Алексей Герман
Я с огромным пиететом отношусь к Довлатову, но я считаю, что тоже чего-то умею. Наверное, именно поэтому у нас сочетались какое-то бесстрашие, мы верили, что фильм получится, и понимание невероятной сложности задачи, потому что Довлатов для многих – друг, собеседник, почти член семьи, и в эти ожидания надо попасть как-то. Это было сочетание бесстрашия и осторожности.
Иван Кудрявцев
А осторожность тогда в чём?
Алексей Герман
Осторожность в том, что каждый шаг был как минимум продуман и тщателен. Допустим, у нас кастинг всех героев занял почти восемь или девять месяцев. Мы не имели права на ошибку, так скажу.

Алексей Герман-младший и Елена Окопная про «Довлатова»

Иван Кудрявцев
Лен, где вы черпали вдохновение, детали? В чём был метод вашей работы как художника-постановщика на этой картине?
Елена Окопная
Довольно скрупулёзная работа с материалом, с точки зрения подбора вещей, и общение с жителями Петербурга, кто был на момент событий фильма в разном возрасте. Рассказывали разные сумасшедшие истории. Одной девочке было лет семь, и у неё дома (а у них была отдельная квартира, что тогда было невероятным счастьем) бывал за столом и Довлатов, и знаменитые востоковеды, и кто-то ещё. Она подслушивала эти разговоры из туалета, потому что ей не разрешали тусоваться со взрослыми. Я довольно много общалась с художниками того времени, читала об их судьбах. Плюс, безусловно, хроника. Причём хроника и из частных архивов жителей Петербурга. И, конечно, музей Петербурга помог в подготовке. Много всего было изучено.
Иван Кудрявцев
Я хочу вас обоих спросить, насколько наш нынешний отечественный мир искусства оказался готов к созданию такой картины, как «Довлатов»? Зная ваш, Алексей и Елена, метод, вы стараетесь брать всё лучшее, передовое, что сегодня есть в художественной мысли, даже если она, допустим, рефлексирует на тему прошлого. Вы всё равно стараетесь брать всё самое свежее.
Алексей Герман
Сначала ответит как отец междисциплинарного подхода в нашей семье Елена Валерьевна. Потом я!

Елена Окопная
Я могу просто сказать про себя. Мне кажется, особенностью, которой я обладаю, – это умение относиться к человеку не как к части толпы. Я стараюсь всё-таки к каждому отдельному человеку относиться трепетно, лично. Каждого артиста даже массовых сцен я одевала сама.
Алексей Герман
Я думаю, что мы испытываем невероятный дефицит кадров. Я думаю, что предыдущий год, 2017-й, один из самых удачных в истории индустрии, но потом пойдёт откат. У нас не хватает специалистов везде. Мы всё больше отстаём от американцев. А всё потому, что кино неразрывно связано с другими видами искусства, живописью, балетом, видео-артом и так далее. И только знание огромного мира будет давать толчок индустрии. Мы из кино советского, новаторского, превращаемся в кино ребят, которые более или менее талантливо повторяют иностранные опыты. А так прорыва быть не может, поэтому нам нужен междисциплинарный подход.
Иван Кудрявцев
В чём ваше главное открытие в процессе изучения фигуры Сергея Довлатова?
Алексей Герман
Слушайте, ну я же не довлатововед. У нас в общем выдуманный герой, мы не очень следуем прозе, хотя там есть и цитаты из книг. Мы не очень следуем воспоминаниям. Мы просто подумали об одной очень простой вещи: был такой человек, который очень хотел писать, но ему не давали этого делать. Наш Довлатов – человек внутренне нежный и смешной.
Иван Кудрявцев
Сильный и ранимый в то же время.
Алексей Герман
Как-то так.
Иван Кудрявцев
Картина представила нашу кинематографию на Берлинском кинофестивале. Я не могу сказать, что мы часто на международных фестивалях бываем представлены. Всё-таки русское кино можно считать частью обязательной программы, но не такой большой частью, как, скажем, французское, немецкое, итальянское, австрийское кино. Как вам кажется, есть ли у нашего кино международная амбиция? Если она нужна, то как бы вы её сформулировали?
Алексей Герман
Мне кажется, наша амбиция должна состоять в том, что мы не алтын, чтобы всем нравиться. Наше кино должно быть, как ни странно, своё собственное.
Елена Окопная
И не должно быть ключевой мотивацией сделать кино для фестиваля.
Алексей Герман
Надо говорить о том, что нам важно, не заискивать, с одной стороны, и с другой – быть в этом высказывании свободным. Честность для международного кино тоже необходима. Мне кажется, что достоинство «Довлатова» заключается в том, что он не пытается быть фестивальным фильмом, как ни странно. При том, что я фестивальный режиссёр. «Довлатов» ничего не разжевывает для иностранцев, этот фильм прежде всего для нас. А дальше, если иностранцы что-то в нём поймут, будет хорошо. Могут не понять, мы не знаем, как они отнесутся, но вот это достоинство – сделать фестивальный фильм не фестивальным.

Трейлер «Довлатова»