Иван Кудрявцев
Как вы снимали фильм? Как родилась эта идея? Короткий метр «Настя» — это был такой важный, серьёзный шаг на пути к этой истории. Потому что и там, и там — женщина в клетке, которая должна вырваться из этих обстоятельств.
Кирилл Плетнёв
Даже я больше скажу: и там, и там — одна и та же актриса Инга Оболдина. Когда я снимал «Настю», я понял, что хочу поработать с Ингой ещё. Я видел все её театральные работы, — я её большой фанат как театральной актрисы. И понимал, что в кино её потенциал не используют в полной мере. Она всегда играет каких-то подружек главных героинь, а способна она, конечно, на большее. Я пытался из неё сделать такую женщину, во многом собранную, мы осознанно ограничивали её в проявлениях. И вдруг это дало совершенно неожиданный эффект. И я понял, что было бы интересно посмотреть про этого персонажа полнометражный фильм.

Иван Кудрявцев
Компания «Марс Медиа». Рубен Левонович Дишдишян — ваш продюсер. Как он на эту историю откликнулся?
Кирилл Плетнёв
Начинал я вообще эту историю с Александром Ефимовичем Роднянским. Ему очень понравилась заявка. Но потом так получилось, что мы творчески пошли немного в разные стороны. И когда они поняли, что я хочу писать про это, а они — про это, легко меня отпустили и сказали: «Если ты хочешь, делай, но без нас». Я закончил сценарий. На «Кинотавре» получил приз за лучший питчинг, на котором, кстати, присутствовал Роднянский. И потом стал искать продюсера. Вы знаете, очень многим нравился сценарий, но меня все просили поменять возраст героини. Моей героине — 40 лет, а меня все просили поменять её на 20-летнюю. Но, на мой взгляд, история бы проиграла. Стала банальной историей про Золушку.

Плетнёв про фильм «Жги!»

Иван Кудрявцев
А вот тут самое главное — интуиция тебя совсем не подвела. Говорили тебе «сделай 20-летнюю» до того, как было опубликовано исследование российской киноаудитории от «Фонда кино». Оно показало, что 14-летняя девочка — уже давно не главный зритель в кинотеатрах. Главный зритель — это женщина 35+.
Кирилл Плетнёв
Да ладно!
Иван Кудрявцев
Да! И мужчины, кстати, тоже 35+. Твой фильм абсолютно в кассу. Зритель взрослеет и ему нужны более серьёзные, взрослые истории. Где вы это снимали? Это — настоящая колония?
Кирилл Плетнёв
Это настоящая, реальная, законсервированная колония в Невеле. Колония для несовершеннолетних. Это под Псковом. Рядом с ним стояли дома, в которых жили бывшие вохровцы. И когда мы ходили, искали локации, я увидел людей, их взгляды и предложил: «А давайте попробуем массовку из них набрать». И они с радостью согласились. У нас всех зэчек играют вохровцы, которые раньше охраняли преступников. Они с удовольствием пришли, переоделись в форму зэчек, сели туда, где раньше охраняли. Ходили прямо как на работу, им это безумно нравилось.

«Жги!». Трейлер

Иван Кудрявцев
Я недаром начал с «женщины в клетке», женщины в клетке каких-то обстоятельств, предрассудков. Женщины, которая пленена и должна из этого плена вырваться. Что ты хочешь сказать о русской женщине или русской женщине сказать своими фильмами, короткометражной «Настей» и полнометражным «Жги!»?
Кирилл Плетнёв
У меня лучший друг живёт в Нью-Йорке. Он рассказывает, что в театральный кружок приходят люди, которым за 50, приходят и начинают играть в театре. И говорят: «Я всю жизнь мечтал играть в театре, я работал стоматологом, но сейчас я хочу играть в театре». Они играют и прекрасно себя чувствуют. У них начинается вторая молодость. Почему-то в нашем менталитете есть такой момент: если ты выбрал профессию, скажем, экспедитора, то я буду экспедитором всю жизнь. Почему-то у нас этой свободы нет. Наверное, именно это я пытался пробить в этой истории с «Жги!». У героини есть желание петь, но она думает: а что скажут люди, муж, как посмотрят соседки, а как же родители, которые всю жизнь работали на зоне? Груз обстоятельств есть только в нашей ментальности. Мне кажется, от этого надо освобождаться.