Алексей Литовченко («Российская газета»):

Философская притча о временной петле и моральном преображении слилась с типовой лентой о мёртвых подростках в экстатическом симбиозе. Два, казалось бы, абсолютно разных механизма заработали как единое целое, выдавая почти стопроцентный КПД. Да, есть пара нестыковок в конструкции, которые заметны, только если хорошенько приглядеться. Но в природе вообще абсолютного совершенства не предусмотрено, так что ж теперь. «Счастливого дня смерти» даёт ровно то, чего от него ожидаешь: «День сурка» плюс слэшер. При этом выглядит не как результат смешения, а как воплощение чистой синергии, в которой ни «День сурка», ни слэшер совершенно ничего не потеряли, а совместно произвели нечто гораздо большее, чем их сумма: смешное, оригинальное, дешёвое (бюджет - 4,8 миллиона) и крайне прибыльное (сборы - почти 110 миллионов) развлекательное кино».

Борис Хохлов (Film.ru):

Вообще фильм на удивление точно следует формуле «Дня сурка» (раздражающая мелодия при пробуждении, назойливые встречные каждое утро, дикие выходки в отдельные дни), и это тоже не идёт ему на пользу – штампы романтических комедий не всегда и не очень гладко ложатся на схему слэшера. Все-таки одно дело, когда в ромкоме, где ему ничего не угрожает, герой уходит «в позитив», изменив взгляд на окружающий мир, совсем другое – слэшер, где «в подворотне ждет маньяк». Тут как-то должно быть не до просветления и не до примирения с окружающими, надо шевелить извилинами и продумывать, как бы не «насадиться на крючок»!

Хочется ругнуться и на подростковый возрастной рейтинг, который практически свёл на нет любые намеки на брутальность – смерти преимущественно остаются за кадром, даже крови днём с огнём не сыщешь. В сочетании с весьма условным саспенсом (ведь героиня, по сути, ничем не рискует) и лёгким сценарным читерством (маньяк почему-то всегда в курсе планов Три) это заметно подтачивает жанровый «авторитет» фильма, который в какой-то момент становится больше похож на молодёжную романтическую комедию, чем на хоррор».

«Счастливого дня смерти». Дублированный трейлер

Сергей Кудрявцев (IVI):

Главный недостаток данной ленты 42-летнего Кристофера Лэндона, который перед этим порадовал лично меня фривольно-мрачным чувством юмора в действительно забойном фильме «Скауты. Пособие по зомби-апокалипсису» (в нашем варианте - «Скауты против зомби»), по неведомой причине провалившемся в прокате и обруганном критиками, заключается в том, что постановщик на сей раз не мог толково определиться, в каком жанре ему следует снимать. Получилось не страшно и не смешно. А вот лучшая шутка оказалась припасённой уже к финалу, который, между прочим, переснимали после того, как зрители на тестовых просмотрах были недовольны исходом этой истории.

Тем удивительнее, что весьма дешёвая по голливудским меркам картина Лэндона сумела даже в кинотеатрах США превзойти свой бюджет в девять раз, продолжая делать дополнительные сборы в других странах мира. Можно предположить, что и у нас она будет иметь определённый успех, поскольку зрителям нравится, по всей видимости, как молодые персонажи находят в самих себе силы и способности не только выпутаться из «ловушки времени», но и обнаружить подлинного убийцу, который, как и истина в популярном мистическом сериале, находится где-то рядом».

Джессика Рот в фильме «Счастливого дня смерти»


Наталия Григорьева («Независимая газета»):

Не самый оригинальный сюжет авторы обыгрывают с достаточной долей изобретательности и, что немаловажно, иронии, так что фильм выглядит одновременно и этаким молодёжным слэшером про маньяка в общаге, и взрослым триллером про поиски убийцы, который скрывается за жутковатой маской младенца и может оказаться, как становится понятно по ходу действия, кем угодно. Два жанра сбалансированы и дают в сумме комедийный хоррор, ловко обыгрывающий все известные клише и тем самым даже запутывая зрителя, убеждая его в виновности то одного, то другого персонажа, наталкивая на мысль о том, что на экране – то ли очередной ужастик, то ли очередной триллер, то ли очередная полуфилософская история о карме и попытках изменить судьбу, став лучшим человеком. Досмотрев до конца, понимаешь, что можно было догадаться, кто злодей – персонаж вполне канонический. Однако фильм так пестрит событиями и деталями, несмотря на то что многие из них повторяются по нескольку раз, что от логических размышлений и вычислений попросту отвлекаешься в пользу чистого развлечения».

Денис Ступников (Intеrmеdia):

При всей причудливости изображенных в фильме ситуаций, его создатели не чураются правдоподобия. Здесь заложена ценная идея: для таких безбашенных девушек, как Триш, ад нередко начинается уже на земле, и преодолеть его инерцию способны лишь они сами. Некоторую назидательность ленты успешно разбавляют остроумные шутки, лучшая из которых, пожалуй, касается обстоятельств смерти Дженис Джоплин. Все эти ухищрения учат зрителей смотреть собственной смерти в глаза».

«Счастливого дня смерти». Дублированный трейлер