Ярослав Забалуев («Газета.Ру»): «“Тор: Рагнарёк” похож на комедийные боевики, вроде “Плохих парней”»

Приглашение Вайтити стало едва ли не лучшим со времён выбора Роберта Дауни-младшего на роль Железного человека. “Рагнарёк” ничуть не потерял в зрелищности (тем более что речь идёт о конце света), но сильно приобрёл в человечности и самоиронии — особенно по сравнению с соседними сериями франшизы о Мстителях, вроде последнего “Капитана Америки”. Вообще, по структуре и духу новый “Тор” похож не столько на эпос (которым его пытался сделать режиссёр первой части Кеннет Брана), сколько на комедийные боевики, вроде каких-нибудь “Плохих парней”. В центре — два ярких героя, блондин и брюнет, вокруг — россыпь ярчайших героев второго плана (помимо упомянутых, это ещё и, например, отличная валькирия-алкоголичка Тесса Томпсон). Тут надо отметить, что у Marvel (да и среди блокбастеров вообще) давным-давно не было настолько актёрского кино. Даже очень удачный новый “Человек-паук” брал скорее обаятельной стилизацией под комедии Джона Хьюза, чем актёрскими работами».


Наталия Григорьева («Новая газета»): «История Тора превратилась в отменную комедию»

История Тора изначально была лишена свойственной многим другим марвеловским фильмам серьёзности и глубокомысленности, а в этот раз и вовсе превратилась в отменную комедию. И если раньше ответственным за юмор был в основном Локи, которому шутить полагается по званию (в конце концов, он бог плутовства), то в “Рагнарёке” буквально каждый способен составить ему конкуренцию. Вайтити “заземляет” персонажей, наделяя богов и супергероев правом быть небезупречными и даже комичными, визжать от страха, напиваться, дурачиться в самый ответственный момент - в финальной схватке с участием неубиваемой богини Хелы, с боевыми рогами вместо волос, огненного монстра апокалипсиса, свалившегося с другой планеты, и гигантского мифического волка Фенрира. Что говорить об остальных сценах, где Халк примеряет одежду Тони Старка и жалуется на слишком узкие штаны, где валькирия с гордостью заявляет “пила, пью и буду пить”, где даже небольшое камео доктора Стрэйнджа превращается в юмористический скетч, где в конце концов есть Джефф Голдблюм в нелепом костюме, будто выпавший из фильма “Пятый элемент”, да и вся планета Сакаар родом из фильма Бессона, что можно назвать весьма изящным оммажем».

Трейлер фильма «Тор: Рагнарёк»

Борис Иванов («Фильм.Ру»): «Картина призывает “Бей и круши”, а не “Пожалуйста, остановитесь”»

Шутки и гэги не покидают экран даже во время эпического финального побоища, когда, казалось бы, все должны быть максимально пафосны и серьёзны. Характерно, что битва сопровождается забойным рок-хитом Immigrant Song группы Led Zeppelin, а не какой-нибудь проникновенной композицией, которая бы плакала, что в кадре бьются близкие родственники, а удивительный мир балансирует на краю гибели. “Бей и круши!” – призывает картина, а не “Пожалуйста, остановитесь!”.

Трейлер фильма «Тор: Рагнарёк»

Евгений Нефёдов (IVI): «“Тор: Рагнарёк” демонстрирует принципиально новый подход»

Кеннет Брана, разумеется, заверял журналистов, что приступил к съёмкам “Тора” /2011/, поскольку является давним поклонником комиксов о боге грома и молнии, однако это не помешало кинематографисту привнести в действие излюбленные, прямо-таки шекспировские страсти. Высокий пафос первого фильма был в значительной степени поддержан в продолжении с подзаголовком “Царство тьмы”, где супергерой со всей ответственностью предотвращал гибель Девяти миров. Да и в команде “Мстителей” Тор заметно контрастировал и с неизменно язвительным Тони Старком, и с колеблющимся, осторожным (боящимся разбудить в себе зверя) Брюсом Бэннером, и со Стивеном Роджерсом, сумевшим сохранить черты обычного, немного простодушного американского парня. Казалось бы, именно таким он и должен оставаться в дальнейшем, продолжая защищать Асгард (и заодно Землю) от посягательств злых сил. Особенно в преддверии Рагнарёка, который, как вещает демон Суртур, уже начался и который – не остановить… И что же мы наблюдаем? А видим мы принципиально новый подход, продемонстрированный новозеландцем Тайкой Вайтити – обладателем специфического (в значительной степени обеспечивающего своеобразие режиссёрского стиля) юмора, всячески поощрявшим исполнителей импровизировать в надежде на остроумные, непринуждённые диалоги».

Трейлер фильма «Тор: Рагнарёк»

Алексей Литовченко («Российская газета») : «Халк – впервые не придаток к умненькому Брюсу Бэннеру, а самостоятельный персонаж»

В третьем “Торе”, с подзаголовком “Рагнарёк”, Халк - впервые не придаток к умненькому Брюсу Бэннеру, а самостоятельный персонаж, с короткими, но все же осмысленными и относительно многочисленными репликами и настоящим характером. Локи, вечный трикстер, вырастает из штанов архетипа и становится положительным героем. Тор теряет молот и меняет прическу. Примкнувшая к ним чернокожая валькирия, дезертировавшая после одной неудачной военной операции, заливает посттравматический синдром внушительными дозами алкоголя и соединяет антиутопическую часть фильма с эсхатологической - которая про собственно Рагнарёк».

Ролик о создании фильма «Тор: Рагнарёк»