Сергей Сычёв
Вы не удивлены, что «Прорубь» выходит в прокат?
Андрей Родионов
Удивлён, потому что мне казалось, такой фильм просто не выпустят. Может, дадут ему прокатное удостоверение, но на этом всё и закончится.
Сергей Сычёв
«Прорубь» была пьесой, была спектаклем – а теперь стала фильмом. Какое у вас отношение к детищу, которое неожиданно вырвалось из-под вашей опеки?
Андрей Родионов
Отношение – чудесное. Вообще, меня история с созданием «Проруби» удивила очень во многом. Мы сразу писали сценарий в стихах, а не пьесу. Этот вызов нам предложил Андрей Сильвестров. В кинематографе это достаточно редкое явление. Деньги мы искали тоже не совсем обычными путями: занимались краудфандингом, в результате которого я познакомился со своим дальним родственником, и он дал нам ощутимую сумму денег на этот проект. Всё это было очень интересно, обо всём можно очень долго говорить. А ещё я первый раз в жизни был на красной дорожке «Кинотавра».
Сергей Сычёв
Но всё-таки фильм – это не камерный спектакль на четырёх исполнителей, который вы придумали и играли на сцене?
Андрей Родионов
Разумеется, но спектакль был частью промоушна фильма, а не вещью в себе. Возможно, мой соавтор Екатерина Троепольская, которая была связана с кино и до этого сценария, лучше понимает, как это всё должно выглядеть на экране. Но лично я был очень удивлён увиденным. И я – доволен.

Трейлер фильма «Прорубь»

Сергей Сычёв
В спектакле использовалась видеопроекция – как это работало?
Андрей Родионов
Немного по-другому. Есть люди, которые давно и принципиально не смотрят телевизор. Я к таким людям не отношусь, но понимаю, что значит увидеть телеизображение после долгого перерыва. На переднем плане спектакля висел экран, внизу на зелёном хромакее сидели «телеведущие», но глаза людей были прикованы к «телевизору». На экране было то же самое, что в самом спектакле, но люди смотрят именно на экран, и это было удивительное явление. Один из зрителей признался, что не смотрел телевизор очень давно, но увидев экран, не мог от него оторваться. А ведь там просто два диктора читали новости!
Сергей Сычёв
Значит, «акция» в проруби была не для спектакля записана и не показывалась на экране?
Андрей Родионов
О ней рассказывали дикторы, но она от этого не проигрывала. Это просто другой формат.
Сергей Сычёв
Андрей Сильвестров, кажется, здорово помучил вас на съёмках, только в бассейне пришлось полсуток провести…
Андрей Родионов
Да нет, двое суток! Мы так пропитались водой, что стали в два раза тяжелее.
Сергей Сычёв
Это было самое трудное испытание, или так случалось нечто ещё более невероятное?
Андрей Родионов
У нас был один товарищ, который не тонул. Ему к ногам привязывали утяжелители, но он всё равно не тонул. А надо было находить в середине дайверского бассейна, где над тобой метр воды и под тобой два. Водолазу пришлось держать его за ноги, чтобы он не всплывал.

РЕЦЕНЗИЯ НА ФИЛЬМ «ПРОРУБЬ»
Сергей Сычёв
Противопоставление «нефть - любовь» придумали вы? Оно в фильме очень важное.
Андрей Родионов
Да, мы с Катей придумали. Любовь – это чудесная штука, она нас возвышает. Нефть – вещь земляная, она нас притягивает к земле, держит. Это не противопоставление, в мире есть место и тому, и другому. Главное – не сосредотачиваться исключительно на нефти.

Один из ключевых образов фильма «Прорубь» - встреча вымышленного президента России с щукой, исполняющей желания


Сергей Сычёв
Фильм «Прорубь» позиционируется как авангардный, но нет ли у вас ощущения, что феномен рэп-баттлов сделал не только его, но и весь мир современной российской поэзии чем-то позавчерашним, отсталым? Все эти «слэмы», «дебюты» и т.д.?
Андрей Родионов
Когда мы садились за сценарий «Проруби», то как раз спорили, надо ли делать её рассказом о грядущих бедах или победах, либо говорить в ней об ощущении, с которым мы живём. О нашей жизни, о том, что мы видим, о том, что мы думаем о телевидении. Мы сделали вещицу, которая будет смешной всегда, даже когда она перейдёт в разряд ретро. Но там есть и модные вещи, например, рассказ о приключении Олигарха написан в рэповом ключе. Другое дело, что этот рэп читают ведущие «Дождя», поэтому ощущение тут не рэп-баттла, а какой-то бессмысленной сумасшедшей работы. Мне в фильме как раз нравится, что он не сиюминутный. Можно было туда навтыкать чего угодно, мы этого не сделали. У нас с Катей полно пьес о будущем России, тот же «Сван». В нём мы предположили, например, что вскоре в России будет принят закон, обязывающий всех говорить стихами. А недавно узнали, что известные службы такси на собеседовании требуют от водителей читать наизусть стихи Пушкина, иначе на работу не возьмут. Это нам таксист-гастарбайтер рассказал.
Сергей Сычёв
Но когда вы смотрите на оксимиронов и гнойных, вы чувствуете, что вы с ними одним делом занимаетесь? Тем более, что о вашем творчестве тоже часто говорят как о рэпе?
Андрей Родионов
Это называется «акцентированный стих». Но – да. Разумеется, баттлы и слэм очень похожи. Причём интересно, что мы занимаемся, в том числе, всероссийскими слэмами, то есть состязаниями поэтов, где победителей выбирают зрители, и там всегда была проблема с Санкт-Петербургом. Потому что там есть очень узкая прослойка, человек двадцать немолодых людей, которые устраивали соревнования между собой. Мы уже привыкли думать, что с Петербургом в этом смысле всё кончено, он похоронен. И тут там появляются такие товарищи, пусть даже Гнойный – из Хабаровска. Вдруг Питер начинает задавать моду…
Сергей Сычёв
На поэзию, фактически!
Андрей Родионов
Не «фактически», а – на поэзию. Рассуждать, является ли рэп поэзией, - это тоже вчерашний день. Конечно, это поэзия!
Сергей Сычёв
Вопрос только в том, есть ли тут цеховое разделение.
Андрей Родионов
Оно скорее не цеховое, а клановое. Какие-то люди получают гранты на толстые журналы, и Министерство культуры подразумевает, что там будут публиковаться стихи определённого содержания. Толстые журналы отвечают этим требованиям, но это не значит, что всё, что туда не попадает, - это не стихи.

Телезрители играют в фильме «Прорубь» особую роль


Сергей Сычёв
Баттлы получают десятки миллионов просмотров в интернете. У вас не возникает ощущение, что тоже нужно этот опыт использовать, перекраивать формат?
Андрей Родионов
Мы перекроили. Учитывая международный опыт, мы перевели слэм в театр. Первый слэм с Театре труда, на Петровке, показал, что народу это надо. Зал был забит – в отличие от нескольких прошлых лет, когда мне с трудом удавалось собрать на слэм 60 человек. Другая атмосфера, сцена, это театр, а не кабак. Молодёжи сегодня кабак не интересен. А театр – очень.
Сергей Сычёв
Но театр – не стадион. Можно стадион собрать?
Андрей Родионов
Вера Полозкова и Дмитрий Быков собирают не меньше народу, чем Гнойный с Оксимироном. Те же полуторатысячные залы, а гонорары даже побольше, пожалуй.
Сергей Сычёв
Фильм «Квадрат» видели? Он же чем-то похож на «Прорубь».
Андрей Родионов
Не видел, но читал о нём и знаю всё, что нужно знать. Конечно, если бы мы за год до него участвовали в каннском конкурсе, мы бы его обогнали и победили бы там. Но мы этот год доделывали фильм. А переговоры с Каннами были, они интересовались.
Сергей Сычёв
После выхода «Проруби» пьеса, лежащая в основе, доступна для постановок где угодно. Вы не ревнуете? И есть желающие?
Андрей Родионов
Было несколько читок в Воронеже и, кажется, в Самаре. Но проблема в том, что современный театр не знает, как работать со стихами и с пьесами в стихах. Трудно с ними, режиссёры берутся за то, что попроще. Но время научило меня быть спокойным на этот счёт.