Борис Иванов: «Создатели “Напарника: не стали заполнять фильм боевыми моментами»

К сожалению или к счастью, создатели “Напарника: не стали заполнять фильм боевыми моментами. В паре сцен они попросту отворачивают камеру, чтобы не показывать кровавую потасовку. Это соответствует общему курсу ленты на почти советскую комичность с душевным привкусом, но наверняка разочарует тех, кто ждёт, что “Напарник” окажется полноценной экшен-комедией в голливудском стиле. В картине есть погоня, стрельба и даже прыжок с парашютом, но в основном это разговорно-гэговое зрелище, в котором никто или почти никто из значимых персонажей не погибает».

Тизер фильма «Напарник»

Денис Ступников: «Избыточная креативность начинает к финалу немного утомлять»

Комедии с обменом тел между взрослыми и детьми в нашем кинематографе не новость. Достаточно вспомнить “Любовь-морковь 2” Марюса Вайсберга. Дебютант Александр Андрющенко, до этого в качестве режиссёра приложивший руку лишь к киноальманаху “Ёлки”, пошёл по наиболее сложному пути, решив показать нам всё и сразу. Фильм строится по принципу матрёшки с множеством жанровых ответвлений и умопомрачительных твистов, избыточная креативность которых начинает к финалу даже немного утомлять. Ясно ведь, что задуманную главным антагонистом “Напарника” авантюру можно было провернуть гораздо более простым путём, но тогда мы бы не получили такого головокружительного аттракциона».

Ярослав Забалуев: «Остроумие составляет значительную часть обаяния фильма»

“Напарник” остроумно совмещает полицейскую комедию положений в духе условного “Смертельного оружия” с обаятельно шизофреническими работами дуэта Шварценеггера и Де Вито вроде “Джуниора” или “Близнецов”. Остроумие вообще составляет значительную часть обаяния фильма – видно, что кинематографисты не просто осваивали бюджет и следовали железной логике кассового калькулятора, но подходили к делу с известной выдумкой. Так, русский народный артист Сергей Гармаш здесь фактически редуцирован до моментально узнаваемого голоса. Собственно, тело Сергея Леонидовича большую часть фильма проводит в состоянии годовалого младенца и эта актёрская победа Гармаша – одни из самых жутких и в то же время смешных минут фильма. Жутковато поначалу и от нарисованного на компьютере главного героя, который в первые минуты вызывает ассоциации с инфернальной куклой Чаки, но к этому эффекту вскоре привыкаешь — вряд ли этот ход травмирует чувствительного зрителя больше, чем маска Высоцкого на лице Безрукова в “Спасибо, что живой”».

Трейлер фильма «Напарник»

Наталья Григорьева: «Контраст, доведённый до абсурда»

Контраст, доведённый до абсурда. Но в сочетании с хорошо прописанным сценарием этот приём срабатывает на все сто. Характеры и отношения между героями проработаны и сыграны настолько убедительно, что вызывают доверие даже в условиях более чем фантастических предлагаемых обстоятельств. Нет ни лишних сцен, ни запутанных сюжетных линий, не забытых второстепенных персонажей – одним словом, никаких не выстреливших ружей. Зато есть Ян Цапник в роли Лунтика, едва ли не важнейшего звена всей цепочки событий. Простота, как и краткость, – ещё одна сестра таланта».

Алексей Литовченко: «Достаточно было не мудрить и не бежать впереди прогресса»

Достаточно было не мудрить и не бежать впереди прогресса, а поступить так, как поступил Григорий Константинопольский в одном из сегментов альманаха “Кошечка”, приклеив ребёнку лицо Виктора Сухорукова. И соответствующе обыграть - как будто папа вместо щекастой мордашки своего отпрыска видит небритую фактурную физиономию Гармаша. Это бы всё равно, наверное, смотрелось пугающе, но не так пугающе, как сейчас. Возможно, даже комично. Но в любом случае сильно лучше бы не стало, поскольку остаётся еще один корень зла: собственно, напарник».