Круглый стол состоялся в рамках 39-го Московского международного кинофестиваля, и его от большинства мероприятий такого рода отличал тщательный выбор участников. Присутствовали не только российские продюсеры, имеющие опыт работы с российским кино в Китае, и китайские продюсеры, заинтересованные в развитии копродукции, но и представители российского правительства, в частности, директор Департамента кинематографии Министерства культуры Российской Федерации Вячеслав Тельнов.

И Вячеслав Тельнов, и Леонид Верещагин согласны, что участие государства в вопросе российско-китайской копродукции жизненно необходимо


Вячеслав Николаевич в своей приветственной речи отметил, что сотрудничество с Китаем за последние несколько лет активно развивается по ряду направлений, а проектное соглашение о совместном кинопроизводстве было готово уже в прошлом году, оно полностью утверждено обеими сторонами и будет подписано в конце этого года. Между тем, прокат российского кино в Китае увеличивает объём, и в 2016-м году российские фильмы собрали в Китае в два раза больше денег, чем в 2015-м. Там вышли фильм «Он – дракон», «Экипаж», «Мафия», «Крякнутые каникулы», готовится к выходу «Притяжение». В России прошёл фестиваль китайского кино, в Китае – российского. Плюс сейчас в Китае проходит кинофестиваль стран БРИКС. Это демонстрирует обоюдный интерес стран к кинематографу друг друга, причём в Китае он тем сильнее, что многие советские фильмы там по-прежнему народные хиты.

Трейлер фильма «Притяжение»

Леонид Верещагин, который на круглом столе был в качестве генерального продюсера ММКФ и генерального продюсера студии «ТРИТЭ», напомнил, что ММКФ, как и Шанхайский МКФ, - это фестиваль класса А, и для такого рода встречи это идеальная площадка. Что же касается сотрудничества с Китаем, то оно вполне естественно, убеждён Верещагин, хотя бы потому, что у наших стран самая большая по протяжённости граница в мире, мы соседи, каких больше нет. «ТРИТЭ» сотрудничала с китайскими партнёрами неоднократно, начиная с фильма «Урга», а недавно работала над картиной «Последняя битва на чёрной земле». Но работа с Китаем по-прежнему носит несистемный характер, нужно выработать некую общую стратегию, в которой будут задействованы и государственные структуры обеих стран, и тогда плодов сотрудничества будет гораздо больше. Тем более, что по опыту работы Верещагин понял, что и в Китае, и в России любят хорошо рассказанные истории, где есть подвиг, любовь, преодоление непреодолимого, дружба, помощь слабым и другие универсальные темы. Юмор перевести на другой язык сложно, а их даже переводить не надо.

Отметил Леонид Эмильевич и ещё одну любопытную вещь. Часто создатели фильмов думают, что если механически вставить в сюжет несколько персонажей из страны, на прокат в которой ты рассчитываешь, то это очень поможет завоевать доверие аудитории. Так, в «Экипаже» были два персонажа – граждане КНР. Но практика показывает, что это работает против фильма. До тех пор пока все персонажи национально однородны, зритель легко привыкает к ним и перестаёт ощущать их как чужаков. Но стоит в «Трансформерах» появиться русскому персонажу, как мы вспоминаем, что перед нами – американцы, и возникает опасная дистанция между зрителем и сюжетом. Поэтому вряд ли стоит немедленно приглашать в российские фильмы китайских актёров, если это не обусловлено серьёзными драматургическими требованиями.

«Экипаж»: интервью «Индустрии кино» c Владимиром Машковым


К тому же выводу пришёл Тимур Бекмамбетов. Его продюсерский фильм «Он – дракон», как известно, пользовался огромным успехом в Китае и при этом показал очень скромные результаты в России. Это было неожиданно, потому что изначально фильм даже не имел китайского дистрибьютора и попал в китайский интернет, где его за короткий срок нелегально посмотрели 50 млн человек, причём к фильму кто-то сделал субтитры.

Генеральный директор компании «Базелевс» Игорь Цай отправился в Китай, чтобы понять, каковы перспективы и особенности выпуска картины в кинопрокат. Выяснилось, например, что китайцы нормально воспринимают звучание русской речи, потому что привыкли смотреть наши военные картины. «Он – дракон», впрочем, вышел в итоге в китайский кинопрокат в английском дубляже, но продолжение картины будет создаваться всё же на русском и с русскими актёрами и режиссёром, будут добавлен только необходимые для получения статуса копродукции элементы. Первый же фильм в китайском прокате заработал 9,5 млн долларов (в России – 0,2 млн), а после вышел в легальный интернет-прокат, где его посмотрели ещё 45 млн человек. Таким образом, 90 млн зрителей ждут второй фильм, и Тимур Бекмамбетов рассчитывает на сборы в Китае порядка 35-40 млн долларов. Впрочем, для этого должны быть учтены пожелания китайской стороны, потому что для КНР даже постеры и трейлеры делаются совсем не так, как для российского проката.

Трейлер фильма «Он - дракон»

Собственно, для того, чтобы понять, что нужно для этой и будущих копродукций проектов Бекмамбетова с Китаем, и был придуман данный формат общения. Например, «Базелевс» сейчас работает над фильмом Roof про молодых экстремалов, выполняющих на крышах высотных домов головокружительные трюки, чтобы собрать как можно больше «лайков» в интернете. Причём если визуальный стиль фильма будут напоминать «Хардкор», то среди референсов фигурируют «На гребне волны» и прежде всего «Бойцовский клуб». Фильм будет российско-американско-китайским проектом, причём съёмки будут в том числе проходить в Макао, так как местные власти сейчас готовы сотрудничать с киногруппами, чтобы поднять туристический статус Макао, сделав этот район более привлекательным как для национального, так и для международного туризма.

Трейлер фильма «Хардкор»


Китайские партнёры очень заинтересованы в развитии копродукции с Россией. На круглом столе присутствовала делегация во главе с вице-президентом China Film Co-Production Corporation г-жой Щу Шузюм, и члены этой делегации выразили уверенность в том, что у этого сотрудничества большое будущее. Они, в том числе, поделились цифрами, позволяющими оценить объём этого рынка.

Итак, в КНР ежегодно производится более 700 фильмов. Экранов сейчас более 44 тысяч, а к концу года будет более 50 тысяч, причём в 38 тысячах установлено современное цифровое оборудование, и дигитализация продолжается огромными темпами. Количество зрителей растёт, сегодня это 1 млрд 300 млн человек в год. При этом на иностранные фильмы для китайского проката существует квота, и сейчас в год выходит четыре российских картины, что по китайским меркам очень много, мы вторые после Голливуда. Китайский зритель очень благожелательно относится к российскому кино, но чтобы выпускать больше фильмов на китайские экраны, мы должны делать их вместе. Статус копродукции поможет фильмам идти вне квоты. При этом китайской киноиндустрии важно не только стать участниками российских проектов, но и привлечь российских партнёров в китайские. Собравшимся представили проекты «Ралли из Пекина в Париж», часть которого будет сниматься в России, и приключенческий «Компас судьбы», где даже сценарий планируют создавать с участием российских авторов, а главными героями видят русского и китаянку.

Вице-президент China Film Co-Production Corporation Щу Шузюм уверена, что 150 лет сотрудничества России и Китая успешно продолжатся в области кино


Символом успеха российско-китайского производства сегодня считают продолжение фильма «Вий», которое отныне называется «Тайна Печати дракона». В создании фильма участвовали правительственные структуры, что очень помогло, например, на съёмках в Хабаровском крае с массовкой в 500 человек. На него возлагают большие надежды бизнес-партнёры, причём провал, считают они, исключён хотя бы потому, что в фильме снимается Джеки Чан, ни один фильм которого в Китае не провалился. Сейчас создатели фильма рассчитывают установить в Китае рекорд по сборам, собрав более 600 млн долларов. А следующий фильм включит в число партнёров ещё и Индию.
Круглый стол, хоть и называется ежегодным, в таком формате его участников всё равно не удовлетворяет. Возможно, считают они, нужно сделать такие встрече ежеквартальными, чтобы в рабочем режиме решать многочисленные проблемы, возникающие при соприкосновении таких разных киноиндустрий как российская и китайская. И тогда будущее российского и китайского теле- и кинорынков будет прибыльным для всех, включая, вероятно, и зрителей обеих стран, тем более что российскому зрителю китайский кинематограф ещё только предстоит открыть.

Трейлер «Тайны Печати дракона»