Стас Тыркин: «На пресс-показе аплодисменты соседствовали со звуками негодования»

С повестью Достоевского «Кроткая» картину Лозницы объединяет только название и поставленный в центр образ женщины, самоубийственно-смиренно выносящей самые разные издевательства. Конфликт повести - в психологической дуэли двух, как всегда у Достоевского, психически не очень здоровых существ (классик, надо сказать, был очень далёк от повсеместно насаждаемого сегодня в России «позитивчика») - ростовщика и его малолетней жены. Кроткая Достоевского робко надеется на то, что её антисанитарный муж будет мучить её всю жизнь. Но просчиталась: тот внезапно её полюбил, возмечтал отвести в Булонь, чего уж она совершенно не смогла стерпеть и выбросилась из окна. Героиня Лозницы (её, не меняя выражения лица, играет актриса театра Николая Коляды Василина Маковцева) несчастьем не упивается, но и не ропщет: другого состояния она просто не знает. Получив назад посланную в тюрьму мужу посылку, она из забытого Богом села отправляется в зону, чтобы лично вручить почтовое отправление, повидаться с мужем, ну и заодно, как говорит соседка, мир посмотреть. Тюрьма принимает Кроткую неласково: посылку по неясным причинам вновь отвергают, к мужу не пускают и советуют идти «по инстанциям». Безропотно плывущей по воле волн Кроткой действительно удается посмотреть мир (тот, что находится в прямом соседстве с тюрьмой) - она идеальная «губка», впитывающая в себя окружающих, покорно соглашающаяся на все, идущая туда, куда ей скажут».

Кадр из фильма «Кроткая»


Валерий Кичин: «Финал оставляет чувство недодуманности»

По жанру это трагикомедия, мир приключений невероятных, но каждый миг узнаваемых. Современная одиссея со своими циклопами, провинциальными Сиренами, лукавыми Сциллами и смертельными Харибдами, колоритно и азартно сыгранными артистами "Коляда-театра". Ближе к концу фильма героиню под песенку Вертинского увезёт тройка с бубенцами на некий бал-заседание "по случаю единения тюрьмы с народом", и принаряженные персонажи фильма поочерёдно произносят издевательски торжественные речи. Этот сновидческий кульбит сюжета резко выбивается из общего стиля картины, кажется чужеродным, неказисто придуманным и затянутым - финал резко сбивает мощь впечатления и оставляет обескураживающее чувство недодуманности и недоделанности картины».

«Кроткая». Трейлер

Егор Москвитин: «Россия - тюрьма, народ - спецконтингент»

«Кроткая» — самый длинный из фильмов основного каннского смотра, идущий 2 часа 23 минуты. Правда, это лишь на минуту больше, чем хронометраж изящного шведского «Квадрата», но разница огромна. Есть ощущение, что «Кроткая» длится гораздо дольше, потому что в ней уживаются два не очень совместимых друг с другом фильма. Первый — это, как и в последних работах Лозницы, одиссея по утрированному (по его же словам на пресс-конференции) аду российской жизни. Второй — фантасмагорический сон, который замышлялся как сюрреалистическая сатира, а оказался кошмаром, от которого никак не проснуться ни героине, ни зрителям в зале. Россия в фильме — тюрьма, а народ — спецконтингент: заключённые, бюрократы, полицейские, алкоголики, сумасшедшие старухи, блатные бандиты».

Кадр из фильма


Татьяна Шорохова: «Текст фильма - настоящая поэзия»

Передать мужу в тюрьму посылку — что может быть проще? Но на деле бедная жена наматывает круги по аду Данте. Вокруг неё сплошь корпулентные женщины и страшноватые мужчины. Её унижают полицейские, подозревая в терроризме. Передачу для мужа не берут. Жить в режимном городе негде, и Кроткая принимает приглашение навязчивой дамы с чёрным каре. Там, в тесной квартирке, идет гулянка, поют блатные песни, играют в бутылочку на раздевание, а местный поэт рассказывает, как его посадили за детский стишок про огурцы.

Текст «Кроткой» — настоящая поэзия. Чего стоит, например, водила, который рассказывает героине, что тюрьма в их городе как церковь. «Твоему мужу повезло: тюрьма у нас знатная. Мы на неё молимся. Она людей сохраняет». Похвальба водителя вызывает смех, но хочется плакать: да, в России многие прошли через тюрьмы и колонии. И да, многие уже не умеют жить на свободе. «По вопросам судьбы — к начальству», — говорит один из персонажей. И в этом тоже есть доля правды».

Кадр из фильма