Антон Долин: «"Поезд" всё-таки ушёл»

"Т2" - так сокращенно называют фильм его авторы - доброе, милое, бесконечно грустное кино об утраченном и безуспешной попытке догнать давно ушедший поезд. Здесь нет революционности, драйва и попросту увлекательного сюжета оригинала, хотя есть всё те же участники - постаревший и помудревший Дэнни Бойл и четверо артистов: ныне прославленный теми же "Звёздными войнами" Юэн Макгрегор, плюс Юэн Бремнер, Роберт Карлайл и Джонни Ли Миллер. Зато этот фильм - пронзительно личный, трогательный и искренний: на нём, в отличие от предыдущего, многие уронят слезу. Хотя и смеяться, слава богу, тоже есть над чем. В общем, не веха и не этап в мировом кинематографе, а просто отличный фильм, горький и пронзительный, при этом легкомысленный и забавный. Что ещё нужно?».

«Т2: Трейнспоттинг». Дублированный тизер

Станислав Зельвенский: «Встреча выпускников первого фильма прошла как надо»

Мир, конечно, поменялся — и какие-то необходимые акценты тут расставлены — но «Т2» даже не пытается его понять, почувствовать его дыхание: дважды такие вещи не проходят. И сцена, где Рентон произносит проапдейченный монолог «выбери жизнь» (про соцсети и т. д.) — едва ли не единственный момент, где фильм вдруг начинает походить на юбилейный концерт заслуженных артистов. Впрочем, эта вспышка ярости повисает в воздухе: кризис среднего возраста, который так или иначе переживают все герои, — процесс интимный, а не общественный, и не нуждается в трибунах. Бегби выясняет отношения с сыном. Саймон пытается открыть бордель. Спад пишет мемуары. Рентон сидит в своей старой комнате и ищет в себе мужество поставить пластинку Игги Попа.

«На игле» был чудом, маленькой революцией: бессюжетная зарисовка про моральные компромиссы шотландских героиновых наркоманов почему-то нашла, что сказать каждому двадцатилетнему эпохи бритпопа. «Т2» сказать этим людям (а тем более двадцатилетним сегодняшним) особенно нечего. Тут есть несколько смешных сцен, визуальная энергия, подобающая возрасту сентиментальность, пара иронических сюжетных поворотов, новые песни и море ностальгии, но в какое-то внятное послание основные темы фильма — сожаление, старение, мужские печали — складываться не желают».

Кадр из фильма


Ксения Рождественская: «Спустя 20 лет в Эдинбурге по-прежнему торчат — и это по-прежнему вставляет»

Первый "На игле" был настолько живым, настолько наглым, настолько важным, что второй и не собирается выходить из его тени. Визуально Бойл так же изобретателен, а новый саундтрек так же бьет по нервам. И, к счастью, режиссёра ничуть не смущает, что все эти флешбэки, анимация, буквы на экране, рваный резкий монтаж, лица не в фокусе — всё это уже 20 лет как устарело. Иногда "Т2" становится слишком сентиментальным, слишком предсказуемым, глуповатым, немолодым — но это намеренная, жестокая сентиментальность. В "Т2" есть гениальная метафора всей затеи — этого сиквела, возвращения к Уэлшу, к Эдинбургу, к героиновому романтизму, к актёрам, с которыми режиссёр за эти 20 лет ссорился и мирился (Макгрегор сильно обиделся на Бойла, когда тот не взял его сниматься в фильм "Пляж"). Рентон заходит в свою комнату в родительском доме, где все осталось, как 20 лет назад. Берет грампластинку, ставит на проигрыватель, игла опускается, и начинается "Lust For Life" — кавер той самой песни Игги Попа, под которую происходило все самое важное в первом фильме. Не дослушав даже первые пару секунд, Рентон в ужасе вырубает проигрыватель. Прошлое слишком страшно, слишком громко. И слишком близко».

«Т2: Трейнспоттинг». Дублированный трейлер

Стас Тыркин: «Жизнь - унылый выбор»

В конце первой серии герой Макгрегора слинял с деньгами своих ближайших дружков и, будьте уверены, горячие шотландские парни и 20 лет спустя ему этого не простили. Самый неуравновешенный, взрослый и несносный из них, Бэгби (Роберт Карлайл), ныне бежавший из тюрьмы уголовник, откровенно желает его замочить – несмотря на проблемы с потенцией, которые отвлекают его от праведной мести. Ставший сутенером Сикбой (Джонни Ли Миллер), пересев с героина на кокаин, тоже одержим этим желанием – но у него другое слабое место в виде болгарской девицы с «пониженной социальной активностью», которой он мечтает купить личный публичный дом/сауну. В криминальное дело входит и Рентон, успевший с ней переспать. Эта благотворительная коллизия ещё менее интересна, чем разборки четырех экс-друзей - уже лишенных былой рьяности неудачников среднего возраста (МакГрегор, между тем, в отличие от своих партнеров совершенно не выглядит лузером). Поскучневших, побледневших и реально решивших, наконец, «выбрать жизнь» и прилагающийся к ней ЗОЖ. Знаменитый монолог Рентона в начале первого фильма заканчивался словами: «Я решил не выбирать жизнь. Причины? Кому нужны причины, если есть героин?». Во второй серии Рентон произносит на заданную тему уже гораздо менее вдохновенный монолог: «Если уж ты наркоман, то сиди на каком-нибудь другом наркотике. Выбирай тех, кого любишь. Выбирай будущее. Выбирай жизнь». Какой же это унылый и консервативный выбор».

Кадр из фильма


Борис Иванов: «Забавный и печальный портрет неудачливости»

К счастью для зрителей, «Трейнспоттинг» брюзжанием не исчерпывается. Это «черная» комедия, и в фильме есть удачные – мрачные и ироничные – шутки и гэги, преимущественно связанные с недотепистыми и полувменяемыми Бегби и Мерфи. Впрочем, самый смешной эпизод картины развивается без их участия. Это момент, когда Рентон и Саймон пробираются на собрание ирландских протестантов, чтобы обчистить их карманы, и героев заставляют сымпровизировать песню в честь победы Вильгельма Оранского над католиками-якобитами (то есть сторонниками шотландской династии Стюартов) в 1690 году. В результате преступный вечер превращается в куражную вечеринку.

Также в картине присутствуют фирменные визуальные трюки Бойла, отчасти ностальгический, отчасти современный угарный саундтрек, и прочерченная пунктиром криминальная сюжетная линия, которая режиссера интересует в последнюю очередь (романтическая линия, которая в фильме тоже есть, Бойла вообще не волнует). От «Трейнспоттинга» можно получить удовольствие как от зрелища, но суть картины не в этом, а в мыслях о бездарно потраченном времени и о мириадах упущенных возможностей. «На игле» был страшным, но залихватским портретом эпохи, а «Трейнспоттинг» – это порой забавный, но в основном печальный портрет бездарной неудачливости. И решать, стоит ли идти на фильм в кино, нужно в зависимости от того, насколько вы любите истории о людях, у которых все в прошлом».

«Т2: Трейнспоттинг». Финальный трейлер на английском языке

Егор Беликов: «Доживание хуже героина»

Самое страшное, что после того, как наркоманы слезли с иглы, общество не предоставило им никакой жизни, которую им следовало выбрать. По мнению режиссёра Бойла, процесс доживания даже хуже, чем короткий миг синтетического счастья среднестатистического героинщика, недотянувшего до тридцати. Компания друзей будто из последних сил старается построить абсурдный бизнес, притон под видом сауны, чтобы зачем-то заработать денег.

Вот как выглядит картина мира по версии "Трейнспоттинга". Молодость на самом деле никогда не заканчивается. Но двадцать лет проходит, а в жизни ничего не поменялось. Мир хочет, чтобы ты предпочёл наркопарадайзу сидение на диване. Раньше для этого нужен был телеящик в полстены. Теперь — соцсети в смартфоне, где можно лить потоки желчи на неизвестных людей, любить Трампа, ругать феминисток и искать сионистское лобби.

Иначе говоря, "На игле — 2" вовсе не паразитирует на оригинале, а исключительно точно его дополняет. Это динамичное, остроумное кино с чёрным, как жизнь, юмором. При этом фильм настолько же серьёзен и полон неописуемой тоски, как жизнь бросающего наркомана».

Кадр из фильма


Алиса Таёжная: «Болезненная ностальгия зрелых и неприкаянных людей»

Главным образом «Трейнспоттинг» — об обреченности пацанской жизни, когда тебе почти 50: как мы выясняем в начале и убеждаемся позже, всеми дурацкими болезнями становления лучше переболеть до первых седых волос. Иначе участь — или мелкий шантаж об руку с бесправной мигранткой из Болгарии, или очередная передозировка, или статус рецидивиста, а если совсем не повезет — билет в один конец и смутные ожидания. Бойл подводит черту под «туризмом по собственной юности» (меткое и замечательное определение для ретромании) — болезненной ностальгии зрелых и неприкаянных людей, которые отправляются к старым знакомым, чтобы Игги Поп ударил по ушам не как в первый, но пусть хотя бы как в сто первый раз».

Кадр из фильма