Иван Кудрявцев
Данила, поздравляю Вас с премьерой картины. Это второй фильм в отечественном прокате и в российском кинопроме, который снимается и выпускается в формате IMAX. IMAX просто так не выбирает, а выбирает по какой-то причине. Прежде чем мы поговорим о том, почему IMAX выбрал «Экипаж» вторым после «Сталинграда», хотелось бы узнать, почему этот фильм выбрал ты.


Данила Козловский
Было несколько причин. В первую очередь это режиссёр – Коля Лебедев, с которым мы уже работали на картине «Легенда №17». Этот опыт для меня стоит на какой-то отдельной полке, вообще всё, что происходило на той картине для меня особенно дорого. Второе – это компания, с которой мы уже сделали несколько фильмов, включая «Легенду №17», «Шпион» и картину, которую мы закончили недавно – «Викинг». Я, честно говоря, не знаю ни одну другую кинокомпанию в нашей стране, которая может поднять картину такого масштаба. Кстати, это тоже была одна из причин, по которой я хотел сниматься в «Экипаже». Я никогда до этого не работал в фильмах подобного жанра. Все эти взрывы, землетрясения, извержения – это очень интересно, какое-то детское ощущение.


Иван Кудрявцев
Ну вот ты говоришь – «поднять фильм такого масштаба». В принципе сегодня много фильмов про самолёты, много фильмов про извержения, про землетрясения и так далее. Трудно сегодня удивить зрителя. «А что такого поднимать в этом проекте?», – могут спросить скептики.

Данила Козловский
Ну, во-первых, – технологии. Такой фильм снять в наших реалиях очень сложно, а компания «Три Тэ» обладает теми ресурсами и теми возможностями, которые могут сделать это кино действительно на очень приличном уровне. Во-вторых, это режиссура. Какие бы ни были технологии, какие бы ни были спецэффекты, каков ни был бы масштаб, если там нет главного – чувства, – зритель всё равно через какое-то время устанет, потянется за мобильным телефоном проверить Фейсбук, пойдёт за попкорном или там ещё что-то. У нас был один эпизод на съёмках: мы снимали сцену, которую готовили четыре часа. Там было огромное количество всевозможных элементов: что-то взрывалось, летело, приземлялось, взлетало, бегали люди, пылал огонь и шёл наш диалог с Агнией Грудите. Один дубль. Восемь камер. Мы репетируем полсмены, снимаем этот кадр, все выдыхают. Коля Лебедев смотрит плэйбек, подзывает меня к монитору и говорит: «Эта сцена сейчас не про вас, эта сцена сейчас про взрывы». Я говорю: «Ну, это не так плохо, у нас всё-таки фильм про взрывы». Он говорит: «То, что происходит вокруг вас, – это важно, и это выглядит вполне убедительно, но важнее ваши отношения, поэтому мы сейчас берём и делаем новый дубль». И мы действительно четыре часа опять ждали и переснимали, может быть, даже из-за меня, чтобы то, что происходит между людьми – стало главным. Именно это на самом деле цепляет зрителей.



Иван Кудрявцев
Сегодня такая эпоха в развитии российского кино, когда продюсеры, студии, все кинопрофессионалы учатся абсолютно с нуля очень многим вещам, потому что наша отечественная киноиндустрия, чего греха таить, в начале 90-х просто обнулилась.

Данила Козловский
Она молодая, конечно.

Иван Кудрявцев
И мы лет 10 ждали, когда появятся хоть какие-то деньги, на которые можно хотя бы импортировать технологии из-за рубежа и только-только начали их импортировать, начали придумывать какие-то свои ноу-хау, поэтому каждый большой фильм – это в чём-то первый фильм и
это в каком-то смысле ракета-носитель, который выводит на орбиту всю отечественную индустрию. Вот «Экипаж» в чём первый и куда он нашу индустрию выводит?

Данила Козловский
Ну я не решусь отвечать, куда он выводит нашу индустрию, это всё-таки вопрос крайне непредсказуемый, но то, что это фильм, который, безусловно, развивает индустрию – это факт. Мы всё равно пока находимся на позиции догоняющих, у нас всё равно есть старший брат в виде западной индустрии, на которого мы всё время оглядываемся и с которым постоянно сравниваем. Вообще очень важно, что мы всё-таки молодая индустрия. Западная индустрия не переживала такие катаклизмы в виде распада государства, перестроек и почти полного исчезновения кино. А у нас новое летоисчисление можно начинать с 91-го, 92-го года. У нас есть талантливые режиссёры, артисты, операторы, но сама индустрия еще очень молода. А ведь это искусство, которое во многом завязано на техническом факторе, и чем он идеальнее, чем он совершеннее, тем больше и выше ты можешь ставить задачи и цели. И мне кажется, что «Экипаж» мы по крайней мере не будем так сильно сравнивать с западными блокбастерами. У этой картины есть собственный характер, собственная интонация, и на экране это будет видно.

Данила Козловский на съёмочной площадке фильма «Хардкор»


Иван Кудрявцев
Ты делаешь сейчас свои первые шаги как продюсер. Появился фильм «Статус: свободен». К каким навыкам, хитростям, тонкостям, продюсерской профессии ты приглядываешься, что для себя подмечаешь и на какого продюсера из тех, с кем тебе посчастливилось поработать, настоящих легенд, тебе бы хотелось быть похожим?

Данила Козловский
Вообще продюсирование – это в чистом виде творческая профессия. Ты как будто сочиняешь симфонию, в которой есть очень важные элементы, в чём-то превосходящие тебя, в чём-то, может быть, даже главнее тебя. И потом на каждом этапе собираешь их как паззл. И когда паззл начинает сходиться, и ты видишь, как оно вдруг ожило, заговорило, задышало – ощущение, конечно, невероятное. Я хорошо помню, как мы с Пашей Руминовым (режиссёр фильма «Статус: Свободен» – прим. ред.) сидели в кафе, и он мне рассказал эту историю, а через несколько лет я уже сидел на перезаписи и отсматривал первую копию нашего фильма! Для меня это было маленькое, но очень важное чудо. И в этом смысле конечно Леонид Ильич Верещагин, Анатолий Владимирович Максимов, Константин Львович Эрнст, Антон Андреевич Златопольский – это всё люди, у которых я стараюсь подглядеть, хотя они и сами очень охотно, за что я им благодарен, делятся своими соображениями, советами, причем всё это в очень мягкой форме, без какого-либо нравоучения, потому что они сами понимают, что у каждого своя дорога, у каждого свой путь, в том числе в продюсировании. Кино – это тот же ребёнок. Ты же не будешь воспитывать своего ребёнка так, как воспитывает твой сосед или друг. Но просто есть какие-то главные вещи, которые ты должен усвоить. И у каждого из них есть, что взять, что присвоить себе, пропустить через себя и сделать своим. Даже у моего молодого коллеги Петра Анурова, который сделал оба «Духлесса», я нашел, чему поучиться.

Кадр из фильма «Духless»


Иван Кудрявцев
«Нет» – это слово, которое чаще всего слышат продюсеры в процессе работы над фильмом. Сценарист говорит: «Нет, я не буду так писать», актёр говорит: «Нет, я не буду так играть». Ему говорят какие-то цеха: «Нет, вы просите невозможного», инвесторы говорят: «Нет, ты хочешь слишком много денег». Зритель говорит иногда, к сожалению. Ему надо на все эти вопросы найти свой ответ. Но чаще всего, наверно, слышит слово «нет» от материала, то есть то, что называется сопротивлением материала. Вот твой личный рецепт преодоления этого сопротивления. Какие ты для себя открыл секреты?

Данила Козловский
Мне кажется, что главный рецепт в этом смысле: ни в коем случае не становиться технарём. Всё равно я уверен, что продюсирование - это романтическая профессия. Поэтому надо всегда помнить о том, что ты создаешь. Вот, допустим, примитивный пример: ты приходишь на съёмочную площадку, а у тебя актёр заболел, а он у тебя должен быть здоровый в кадре. Или там, у тебя выпал снег. И что, ты потребуешь отменять смену? Погода сопротивляется. Нужно выходить из положения, как, допустим, у нас было на «Экипаже». Выпал снег. Лежит снег и всё. Вот прямо на взлётном поле. Мы стоим там с Колей, с оператором и думаем: «На что это похоже?» Это было похоже на пепел на самом деле. Коля говорит: «А давайте зальем это водой и смешаем с черной пылью?». И возникло ощущение вулканического пепла. А вот если бы мы искусственно покрывали взлётное поле пеплом, это всё стоило бы огромных денег.

Промо-фото к фильму «Академия вампиров»


Иван Кудрявцев
Каждое «нет» делает проект интереснее.

Данила Козловский
Каждое «нет» можно повернуть в «да». Это «да» может быть гораздо интереснее того «должно было быть», которое изначально планировалось.

Кадр из фильма «Экипаж»


Иван Кудрявцев
Каждое «нет» – это новая возможность.

Данила Козловский
Да, но при этом всё-таки лучше, чтобы этих «нет» было как можно меньше.

«Мы из будущего»


Иван Кудрявцев
Как Вам работалось с Владимиром Машковым? О его крутом нраве ходят легенды. Я со многими звёздами общался, но, признаюсь честно, всегда робею, когда общаюсь с Владимиром Львовичем.

Данила Козловский
Он замечательный человек и профессионал, абсолютный романтик своего дела. Во всяком случае у нас с ним всё было очень легко и в общении, и в работе. Он на самом деле дико смешной, обаятельный, и он очень поддерживает, при этом ведёт себя с тобой абсолютно на равных: «Ты профессионал, я профессионал, мы делаем общее дело». И это несмотря на то, что он большой артист, за спиной у которого огромное количество сильных, уже легендарных работ и в театре, и в кино. Но это всё куда-то уходит. Это не так часто встречается.

Данила Козловский и Владимир Машков


Иван Кудрявцев
Наверное, счастье - работать с таким партнёром. Спасибо большое за интервью.

Данила Козловский
Спасибо огромное.